Top.Mail.Ru

Азербайджанские магнаты уничтожают российскую культуру на территории России: ГРАЖДАНЕ БЬЮТ ТРЕВОГУ

Если кому-то в России кажется, что самоуправство азербайджанцев в этой стране касается только армян и их это не коснется, то они ошибаются. Уже коснулось. На днях стало известно, что по указанию ведущего рантье Москвы, владельца главных объектов Киевской площади, а по-совместительству «крыши» азербайджанского лобби, Года Нисанова было снесено историческое здание 19-го века, и планируется снос других в Ильинском районе Москвы. Да, азербайджанские магнаты уничтожают российскую культуру на территории России. И это только начало.

Подробнее ознакомиться с упомянутыми событиями можно в записи Евгения Соседова в Facebook, которую представляем ниже:

«ПРЕСТУПЛЕНИЕ ПРОТИВ РОССИИ

Сегодня в Ильинском произошло немыслимое злодеяние, точнее продолжилась преступная работа правительства Московской области, Москвы и Минкультуры России по полному уничтожению единственной царской усадьбы Подмосковья, любимого имения святой преподобномученицы Елизаветы Федоровны.

В экстренном порядке сегодня было снесено уникальное здание гауптвахты (караульный дом) с подлинными интерьерами, построенное по проекту знаменитого архитектора Федора Рихтера не менее знаменитым архитектором Александром Резановым, и готовится к полному сносу парадная ограда усадьбы 1860-х годов.

Ильинская церковь — редчайший памятник аннинского барокко, центр всего имения и села – будет окружена со всех сторон многометровым забором, фактически окажется в колодце, отрезанная от окружающего парка и ландшафта.

Центральная часть усадьбы сейчас принадлежит структурам Года Нисанова, еще две части усадебного ансамбля принадлежали ранее структурам, аффилированным с московским правительством и ГК «Ренова» Виктора Вексельберга.

С 2013 года был последовательно стерт с лица земли грандиозный комплекс императорской усадьбы: в 2013-15 гг. снесена ротонда и флигель «Не чуй горя», осенью 2020 года после покупки Нисановым – снесены галереи царского дворца, флигель «Приют для приятелей», бесценные солнечные часы, вероятно снесен игральный домик цесаревича, выпотрошены еще две постройки и чудовищно изуродован конный двор, парк и сад застроен огромными бетонными сооружениями.

Подробнее
https://lenta.ru/articles/2020/11/02/iliinskoye/

Но сноса почти всего архитектурного ансамбля им оказалось мало: поэтому они решили снести даже историческую ограду времен императора Александра II и императрицы Марии Александровны – чтобы даже у проезжающих по шоссе не возникло никаких ассоциаций с историей места. Эта ограда с рустованными столбами, увенчанными шарами, зафиксирована на многочисленных изображениях, фотографиях и планах, начиная с 1860-х годов, создает парадный облик въезда в усадьбу, является лицом и визитной карточкой Ильинского.

Все это стало возможным после того, как Главное управление культурного наследия Московской области во главе с Валерией Березовской заблокировало включение усадебного ансамбля в реестр, а Минкультуры России во главе с Ольгой Любимовой и Сергеем Обрывалиным подменило охранный статус усадьбы на «достопримечательное место», позволяющее полный снос и застройку усадьбы и лишающее защитной зоны даже Ильинский храм XVIII века.

Правоохранительные органы все эти годы демонстративно бездействуют.

Особенно чудовищно и злодейски эти преступления выглядят на фоне проводимой по инициативе Фонда «Елизаветинско-Сергиевское просветительское общество» реставрации и музеефикации зданий родильного приюта и лазарета и других построек, связанных с памятью царской и великокняжеской семей, а также на фоне ежегодных крестных ходов, собирающих в Ильинском тысячи паломников. Для паломников и местных жителей каждый камень и каждое дерево здесь — святыня. В уцелевших от усадьбы крохах сохраняется каждая доска и открываются прекрасные музеи, а прямо через дорогу с полного одобрения властей продолжается беспрецедентное уничтожение основного ансамбля усадьбы.

Дом гауптвахты (караульный дом) в усадьбе Ильинское был построен в 1866 году после покупки имения императором Александром II для своей супруги императрицы Марии Александровны. Комиссия по благоустройству усадьбы предложила «построить караульный дом между церковью и телеграфным домом, по линии сельского проспекта».
Предложения по благоустройству Ильинского составлял архитектор Московской конторы Императорского двора Фёдор Фёдорович Рихтер. Деревянный дом для военного караула Рихтер спроектировал в духе «простой архитектуры», это был один из последних проектов зодчего.

Ф.Ф. Рихтер известен как архитектор Храма Благовещения Пресвятой Богородицы в Петровском парке, автор проектов Владимирского и Александровского залов Большого Кремлевского дворца, руководитель реставрационных работ Палат Романовых, Боровицкой башни, Благовещенского собора Московского Кремля и Свято-Троицкого Ипатьевского монастыря в Костроме.

Возведением караульного дома занимались старший архитектор Департамента уделов Александр Иванович Резанов и младший архитектор Есаулов. В целях приведения территории вокруг новых строений в порядок, было издано распоряжение: «засадить место вне ограды между караульным, телеграфным и садовых служителей, но не близко оных деревьями достаточно уже большими для того, чтобы давать тень».

Впервые караульный дом был отмечен на «Генеральном плане строений с окружающей местностью, состоящих в Московской губернии Звенигородского уезда в Ильинском Ея Императорского Величества на год 1866-й». В последующие годы предназначение постройки не менялось.

В ноябре 1917 года караульный дом приобрел у конторы Его Императорского высочества великого князя Дмитрия Павловича один из служащих. Сделка была заключена между конторой и дворцовым вахтером Емельяном Петровичем Шлепневым, служившим в имении с 1893 года. С 1917 года и до последнего времени бывший Дом гауптвахты принадлежал его потомкам.

На сегодняшний день караульный дом являлся одним из старейших зданий села Ильинское и одним из немногих сохранившихся строений усадьбы, относящихся ко времени ее приобретения императорской семьей. Уникальность дома заключалась в полной сохранности его интерьеров: в доме сохранялась изразцовая печь треугольной в плане формы, стоящая посреди большой комнаты, двери, полы, фурнитура.

Осенью мне посчастливилось побывать в этом доме и увидеть его со всей обстановкой. Несколько дней назад его хозяева спешно выселились из дома, слава Богу, из дома была вывезена мебель, а уже сегодня дом был сломан экскаватором, прямо вместе с изразцовой печью и остатками интерьеров. Все попытки спасти дом за последние дни не увенчались успехом.

Нет сил даже на проклятья, полное опустошение»