Ирано-армянские отношения при Реиси продолжат развиваться: армянский иранист | Инфотека 24

Ирано-армянские отношения при Реиси продолжат развиваться: армянский иранист

18-го июня в Иране состоялись очередные президентские выборы. Явка оказалась рекордно низкой для Исламской Республики, граждане которой очень активны в политических вопросах – 49%. Одержал победу в гонке за пост президента глава Судебной власти, бывший генеральный прокурор и глава фонда «Астан-е Кудс-е Резави» крайний консерватор Ибрагим Реиси, набрав 52 % голосов.

Реиси выдвигал кандидатуру и на прошлых президентских выборах 2017 года, составив главную конкуренцию экс-президенту реформисту Хасану Роухани, но консерваторы сильно уступали действующему на тот момент правительству. Однако, последние 4 года правления Хасана Роухани (напомним, что основной курс ИРИ определяет не президент, а Верховный лидер Али Хаменеи) стали наиболее тяжелыми для страны. Выход США из ядерной сделки (Совместного всеобъемлющего плана действий) санкции Запада, из-за которых экспорт иранской нефти практически достиг нулевого уровня, как обещал экс-президент США Дональд Трамп, пандемия коронавируса, непрекращающиеся конфликты в регионе, коррупция и внутреннее противостояние двух лагерей политического истеблишмента сделали свое дело. Реформистское правительство оказалось не в состоянии справиться со всеми вызовами. Консерваторы обвинили именно реформистов во всех бедах страны, несмотря на все их усилия выстроить диалог с Западом и повысить привлекательность Ирана для инвестиций.

В победе Реиси свою роль сыграл и тот факт, что Стражи конституции, утверждающие кандидатуры на выборах, отклонили почти всех реформистов. Отклонена была и кандидатура спикера Меджлиса Али Лариджани, который был умеренным политиком и пользовался авторитетом у обеих лагерей. Наиболее яркий реформистский политик, прогрессивный глава МИД Мохаммад Джавад Зариф и вовсе не выдвинул кандидатуру, несмотря на прогнозы многих экспертов. Вероятно, причиной стала опубликованная в преддверии выборов аудиозапись выступления Зарифа на закрытом заседании, в которой он обвиняет КСИР и лично покойного генерала Касем Сулеймани во вмешательстве в политические процессы, оказывая негативное влияние. Таким образом, у Реиси практически не оказалось реальных конкурентов.

Персона Реиси и его биография неоднозначны. Пришел он в политику на волне Исламской революции, став прокурором без какого-либо доказательства наличия у него даже среднего образования. По сей день никаких доказательств его образования не найдено. Тем не менее, будучи верным последователем революции и ее лидера Рухоллы Хомейни, Реиси стал членом «Комитет Исламской революции», в составе которого вынес тысячи смертных приговоров контрреволюционерам, за что на Западе его прозвали «палачом». За его прошлое Реиси включен в санкционный список США и ЕС за нарушения прав человека. Данное обстоятельство станет препятствием для контактов иранского президента со странами Запада и, соответственно, восстановления диалога. Для Запада Реиси все еще нерукопожатен.

Реиси за свою карьеру никогда не занимался внешней политикой. Исходя из его риторики, он будет и далее следовать имеющемуся курсу страны. Для успешной работы ему понадобится команда опытных дипломатов. Однако, его опорой является КСИР, который, если верить Зарифу, только вредит дипломатам.

США в лице Джо Байдена подают позитивные сигналы на восстановление СВПД. В таком случае Тегерану придется в очередной раз пойти на большие уступки, за что обвиняли Хасана Роухани, в том числе и сам Реиси. Примечательно, что практически сразу, после своего избрания Реиси провел полторачасовую беседу с Зарифом. Несложно догадаться, что главной темой беседы стало «детище» Зарифа – СВПД. Готов ли он поступиться принципами консерваторов, ради восстановления экономики страны?

Что касается региональной политики, то ожидать принципиальных изменений также не следует. Основной курс, как было сказано выше, определяется Верховным лидером, и его суть состоит в соблюдении баланса сил. Что касается Ближнего Востока, то в ближайшее время ситуация окажется в подвешенном состоянии, пока Вашингтон и Тегеран будут договариваться.

На Южном Кавказе Ирану продолжают угрожать те же вызовы – пантюркизм и угроза потери границы с Арменией, являющейся единственным препятствием на пути к турецкой экспансии. В ходе телевизионных дебатов Реиси продемонстрировал, что азербайджанская пропаганда в Иране для него неприемлема. Он поблагодарил всех «азери» за поддержку, дав понять, что речь идет об иранском народе азери, что не понравилось азербайджанскому кандидату в президенты Мохсуну Мехрализаде, который поспешил отметить, что в Иране говорят не на азери, а на тюркском языке люди, проживающие от Западного и Восточного Азербайджана до Хамадана, Занзибара, Исфахана, Ардебиля, Хорасана и Хузистана.

На фоне событий в Армении после войны в Арцахе, когда Азербайджан вторгся на территорию Армении и требует «зангезурский коридор» (мегринский), Иран значительно активизировал свои контакты с Арменией, обозначив неприкосновенность границ в регионе как свою «красную линию».

На сегодняшний день между Ираном и Арменией достигнуты договоренности по целому ряду проектов. Среди них создание коридора Персидский залив-Черное море, модернизация дорог и пограничного КПП, упрощение таможенных процедур и пр. Кроме того, переизбранный премьер-министр РА Никол Пашинян в своей программе внешней политики уделяет особую роль для ИРИ, подчеркивая необходимость углубления сотрудничества.

В случае Центральной Азии, то после событий в Арцахе, пантюркистская угроза перекинулась и в этот регион. Выход США из Афганистана не облегчил задачу Ирана, а привел к возможности присутствия Турции и на его восточных границах, если Анкара сможет взять контроль над аэропортом Кабула. Учитывая тесные контакты турецкого лидера Реджепа Эрдогана с талибами, Афганистан станет для ИРИ новым очагом угрозы нацбезопасности. Исходя из этого, Тегеран будет вынужден уделять особое внимание балансу сил в Центральной Азии, чтобыне оказаться в изоляции с Востока.

Подводя итог, можно сказать, что политика Ирана при Ибрагиме Реиси в большей степени будет обусловлена внешнеполитической коньюнктурой, а не личностью президента. Последствия перемен ощутят на себе сами иранцы, которые ждут социально-экономических реформ.

Ида Саркисян

Загрузка...