Рассказы армянских пленных о военных преступлениях Азербайджана и пытках мирных жителей: репортаж Human Rights Watch | Инфотека 24

Рассказы армянских пленных о военных преступлениях Азербайджана и пытках мирных жителей: репортаж Human Rights Watch

Появились новые доказательства пыток и бесчеловечного обращения с мирным населением со стороны азербайджанских сил. О них рассказали выжившие после плена жители Арцаха.

Во время 44-дневной войны, когда азербайджанские силы взяли под свой контроль часть районов, они окружили местных жителей. Большинство молодых гражданских лиц бежали от боевых действий. Остальные, за редким исключением, были пожилыми людьми, которые не хотели покидать свои дома.

Human Rights Watch (HRW) задокументировала несколько случаев, когда азербайджанские силы применяли насилие для задержания мирных жителей и подвергали их пыткам, бесчеловечным и унижающим достоинство условиям содержания под стражей. Двое задержанных погибли в азербайджанском плену; один из них, судя по уликам, скорее всего, стал жертвой внесудебной казни. Азербайджанские силы задержали этих мирных жителей, хотя не было доказательств того, что они представляют какую-либо угрозу безопасности – у них не было оружия и они не участвовали в боевых действиях.

К концу февраля представительство Армении при ЕСПЧ обратилось в суд с просьбой вмешаться в дела азербайджанских властей в отношении 240 предполагаемых военнопленных и гражданских заключенных. По данным офиса, примерно в 90 процентах этих случаев у них были фото и /или видео доказательства, подтверждающие, что эти люди находились в плену в Азербайджане; в остальных случаях они полагались на показания свидетелей. HRW не может определить точное количество мирных жителей, задержанных азербайджанскими силами. По оценкам двух ведущих юристов-правозащитников, работающих над этим вопросом, более 10 процентов задержанных азербайджанскими силами были гражданскими лицами.

Спустя более, чем три месяца после перемирия Азербайджан вернул в общей сложности 69 армянских военнопленных и гражданских лиц. Представитель министерства иностранных дел Армении сообщил HRW, что, по их мнению, более десятка мирных жителей все еще находятся под стражей в Азербайджане.

В соответствии с Четвертой Женевской конвенцией, которая устанавливает меры защиты гражданских лиц в международном вооруженном конфликте, гражданские лица являются «лицами, пользующимися защитой». Конвенция требует, чтобы с любым «не принимающим активного участия в военных действиях […] при любых обстоятельствах обращались гуманно, без каких-либо неблагоприятных различий, основанных на расе, цвете кожи, религии или вероисповедании, места рождения или богатстве или любых других подобных критериях».
Незаконное заключение защищаемого лица является серьезным нарушением Женевских конвенций; другими словами, рассматривается как военное преступление.

HWR приводит две истории гражданских пленных Ареги и Эдуарда Шахгельдянов и Саши и Арсена Караханянов.

72-летняя Арега Шахгельдян, лишившаяся дома, оплакивает своего пожилого мужа Эдуарда. В конце октября азербайджанские силы задержали их обоих в их доме в селе Аветараноц Аскеранского района Нагорного Карабаха и отправили в тюрьму в столице Азербайджана Баку. Арега вернулась домой через шесть недель. 79-летний Эдуард умер в тюрьме при невыясненных обстоятельствах.
Утром 28 октября дочь Гохар позвонила им в 9 утра, чтобы спросить, как прошла ночь, и сказала, что они с мужем приедут в деревню позже днем, чтобы забрать их, хотят они уехать или нет … становилось слишком опасно. Эдуард сказал, что все в порядке. Но он понятия не имел, что азербайджанские войска уже вошли в село. Через пятнадцать минут муж Гохар, Владик, снова позвонил, чтобы убедить их собраться, но трубку взял незнакомец, говоривший на азербайджанском языке. “Кто ты?” – спросил Владик на том же языке. «Я азербайджанец, а это Азербайджан», – сказал мужчина. Телефон отключился.

«Их солдаты просто вбежали в дом с большими автоматами, наставили на нас оружие, кричали и угрожали», – сказал Арега. «Я заплакала, умоляла их не причинять нам вреда, но они скрутили моему мужу руки за спину и вывели его из дома. Потом они набросились на меня, я кричала, я пыталась сопротивляться, я говорил им, что никуда не пойду, но они кричали и толкали меня. Я умоляла их позволить мне хотя бы взять теплую одежду, но они не сделали этого».

Азербайджанские солдаты отвезли Арегу и Эдуарда в дом выше в селе, хозяин которого сбежал, и держали их там всю ночь с двумя другими местными жителями: Седраком, почти слепым соседом лет семидесяти, и Багдасаром, еще одним соседом лет на десять моложе. Утром солдаты отвезли четверых задержанных в другой заброшенный дом в селе и поместили их в сарай. Ночью Багдасар сумел выбить один из камней в стене сарая и сбежать через дыру. У остальных троих не было сил попытаться сбежать.

«Мы провели всю ночь в том сарае без еды и воды. Стало холодно, и я дрожала в своем тонком платье. Мой муж и Седрак в какой-то момент задремали, но я не могла уснуть. Я была слишком напугана. Я просто сидела, дрожала и плакала», – рассказывает Арега.

На следующий день солдаты отвезли задержанных на лесозаготовку в горах неподалеку. «Там было больше солдат, и один из них несколько раз ударил Эдуарда и пнул его ногами в ботинках, крича, что он определенно принимал участие в войне 30 лет назад, и это было его наказанием за убийство азербайджанского народа в то время». Другой солдат, услышав крик Ареги, когда она смотрела, как избивают ее мужа, попытался успокоить ее: «Не бойся, бабушка, все будет хорошо. Ты стара. Никто тебя не убьет. Просто терпи – и через некоторое время тебя отпустят».

Утром мужчины в военной форме завязали им глаза, посадили в машину и увезли. Позже семья узнала от Международного комитета Красного Креста (МККК), что они находятся в СИЗО-1, следственном изоляторе в поселке Курдаханы в Баку. По прибытии в тюремный двор охранники развязали повязки на глазах и разрешили задержанным пить воду из-под крана. Они ненадолго увидели другого мирного жителя из своего села, Максима Григоряна, «молодого человека», который позже исчез.
«Его семья до сих пор не имеет информации о его судьбе и местонахождении», – вздыхает Гохар.
Те несколько минут во дворе были последним разом, когда Арега видела своего мужа живым. Вскоре после прибытия охранники отвели Арегу в камеру, которую уже занимала другая пожилая женщина, Азнив.

Когда боевые действия закончились, 10 ноября, семья думала, что их скоро отправят обратно. 5 декабря мужчина позвонил Владику, мужу Гохар с азербайджанского номера, и сказал на русском с азербайджанским акцентом, что передаст трубку Ареге. Гохар схватила трубку: «Мама, ты уже здесь? Они вернули тебя? Но ее мать плакала и бессвязно бормотала». Она не смогла сказать, что отец Гоха умер. Это сделал находящийся рядом азербайджанец.

9 декабря власти Азербайджана вернули Арегу и нескольких других задержанных в Армению. Тем же рейсом должно было быть возвращено тело Эдуарда. Однако на следующий день, когда члены семьи увидели тело, они поняли, что это был другой мужчина, помоложе, со шрамом на лице. Сначала власти Азербайджана отрицали, что отправили не то тело. Наконец, 28 декабря они отправили тело Эдуарда в Ереван, столицу Армении, и семья его похоронила. В свидетельстве о смерти, выданном властями Армении после вскрытия, причиной смерти была указана тупая черепно-мозговая травма, отек мозга и острое нарушение жизненно важных функций мозга.

7 октября женщины и дети семьи Караханян покинули Гадрут, город в Нагорном Карабахе. Азербайджанская армия наступала, и оставаться было небезопасно. Но 71-летний Саша Караханян не хотел покидать свой дом. 44-летний сын Саши, Арсен, который несколько лет жил в Москве, но приехал навестить родителей незадолго до начала боевых действий, не мог оставить отца в полном одиночестве. Он тоже остался.

10 октября Арсен был в центре Гадрута, когда увидел первых азербайджанских солдат в городе. Он поспешил домой, чтобы забрать своего отца, надеясь, что у них еще есть время бежать. Но когда он вошел в дом, там уже было полно азербайджанских солдат, около 15. Его отец беспомощно наблюдал, как они набросились на Арсена, связали ему руки за спиной и увели его.

Сестра Арсена Марине в последний раз разговаривала со своими отцом и братом 9 октября. Когда днем позже их телефоны перестали работать, она и остальные члены семьи опасались худшего. 9 ноября у них появился первый проблеск надежды: в социальных сетях стало распространяться видео, в котором азербайджанские солдаты заставляют Сашу целовать азербайджанский флаг и повторять «Карабах – Азербайджан». По крайней мере, он был жив. Десять дней спустя МККК сообщил семье, что их представителям удалось найти Сашу и навестить его в тюрьме в Баку, где он содержался в камере с пятью другими гражданскими лицами.

14 декабря Азербайджан вернул Сашу в Армению в составе группы из 44 военнопленных и гражданских лиц. Следующие десять дней он провел в больнице. Запястья и щиколотки Саши были в глубоких шрамах от туго стянутой проволоки. Также были шрамы на затылке (солдат несколько раз ударил его прикладом винтовки), и шрамы на спине от удара металлическим стержнем. Рентген показал, что у него сломано одно из ребер слева и сломан нос. Саша был слаб и дезориентирован и все время просил сына. Но об Арсене не было никаких известий.

Когда Сашу выписали из больницы, семья отвезла его в Степанакерт, где все шестеро до сих пор живут в крохотной двухкомнатной квартире с одной большой кроватью и одним диваном, временное жилье предоставлено местными властями. 6 января, после почти трех месяцев отсутствия информации о судьбе Арсена, семья увидела видео, распространяющееся в социальных сетях. На нем были показаны азербайджанские солдаты, заставляющие Арсена сказать «Карабах – это Азербайджан» и называть премьер-министра Армении Никола Пашиняна унизительными именами. Арсен выглядел измученным, но не выглядел раненым или явно пострадавшим.

8 января в социальных сетях появилось еще одно видео, на котором азербайджанские солдаты издеваются над Арсеном и приказывают ему «поздороваться с Шушой» («Шуши» по-армянски, город, взятый азербайджанскими войсками). Второй ролик только укрепил надежды семьи.

13 января в ответ на запрос правительства Армении ЕСПЧ попросил Азербайджан предоставить информацию о судьбе и местонахождении Арсена. Пять дней спустя, в ходе поиска трупов в Гадрутском районе при посредничестве российских миротворцев и МККК, тело Арсена было найдено недалеко от села Айгестан. Судя по фотографиям, которые нам показали, могила выглядела свежей, а на теле не было явных следов разложения. На лбу и подбородке были четкие следы выстрелов. Судмедэксперты Армении пришли к выводу, что Арсен был застрелен 15 января, через два дня после того, как Европейский суд обязал правительство Азербайджана выдать информацию.

Шрам на одной из его лодыжек ужасный, как если бы проволока прорезала кость. Его правая рука все еще опухшая, и ему трудно двигать ею. Он говорит монотонно, нехотя, не поднимая глаз. Его жена, сидящая рядом с ним на краю кровати, не может перестать плакать: «Зачем они убили нашего сына? Он не воевал на войне. Он был безоружен. Он просто остался присматривать за своим отцом. Война закончилась, а они все еще не отпускали его. Они оскорбляли его, они снимали его, они выкладывали те видео … а затем убили его. Почему?».

Саша слишком слаб, чтобы сидеть во время интервью. Он откидывается на тщательно застеленную кровать и подробно рассказывает о том, что произошло 10 октября; как солдаты вывели его в центр Гадрута, толкнули, пинали ногами, ткнули чем-то острым, связали и бросили в кузов грузовика, «как бревно». Он описывает, как они бросали камни в его ноги, как проволока, связывающая его ноги, прорезала его кожу, и как азербайджанцы подняли его за связанные ноги и привезали их к стойке в задней части грузовика.

Загрузка...