Top.Mail.Ru
Полная версия интервью Никола Пашиняна изданию The Jerusalem Post: текст и видео | Инфотека 24

Полная версия интервью Никола Пашиняна изданию The Jerusalem Post: текст и видео

Пресс-служба премьер-министра Армении Никола Пашиняна обнародовала полную версию интервью премьера изданию The Jerusalem Post.

The Jerusalem Post։ Господин премьер-министр, спасибо за возможность взять интервью. С обеих сторон сотни, тысячи жертв. Как можно положить этому конец?

Премьер-министр Никол Пашинян: По сути, Азербайджан должен отказаться от своей логики решения карабахской проблемы военным путем, потому что проблема возникла из-за того, что Азербайджан постоянно развивал логику решения вопроса военным путем. И когда Азербайджан понял, что не сможет продвигать эту логику самостоятельно… Что произошло? Он заручился поддержкой Турции, которая, в свою очередь, перебросила тысячи наемников с подконтрольных ей территорий в Сирии в Азербайджан. После этого Турция, Азербайджан, наемники и террористы начали совместное нападение на Нагорный Карабах.

Я описываю все это, чтобы подчеркнуть сложность ситуации. Потому что, как мы видим, в процесс вовлечен не один субъект. И это значительно усложняет ситуацию, потому что, на мой взгляд, вопрос вышел из логики только нагорно-карабахской проблемы, так как, повторю, сюда вовлечены наемники, присутствие которых в регионе представляет угрозу не только для Нагорного Карабаха и Армении, но и Иран заявляет, что воспринимает это как угрозу, и Россия заявляет, что воспринимает это как угрозу.

И позвольте сказать, что, на мой взгляд, ряд происходящих в последнее время событий в Европе и во всем мире, хотя и косвенно, связаны с теми развитиями, которые происходят в Нагорном Карабахе, и с деструктивными позициями Турции.

И ответ на ваш вопрос коротко звучит так: Азербайджан должен отказаться от своих максималистских устремлений и должен отказаться от объявленной ею политики геноцида армян Нагорного Карабаха.

The Jerusalem Post։ Конфликт продолжается несколько десятилетий. Кто нажал на курок на этот раз? Турция или кто?

Премьер-министр Никол Пашинян: Фактически, я уже сказал об этом в ответе на предыдущий вопрос, что, да, это вмешательство Турции. Причиной послужило то, что Азербайджан понял, что не может в одиночку решить карабахский вопрос военным путем. И он обратился за помощью к Турции. Турция же, в свою очередь, завербовала наемников и перебросила их в Азербайджан, имея на это свои политические интересы и цели.

The Jerusalem Post։ Разъясните, пожалуйста: это инициатива Турции или Азербайджана?

Премьер-министр Никол Пашинян: Думаю, это совместная инициатива. Хочу отметить, что раньше у нас были косвенные доказательства причастности наемников, но сейчас у нас есть конкретные доказательства. И эти доказательства такие: Армия обороны Нагорного Карабаха взяла в плен двух наемников. Один из них уже дал показания, рассказал, что он проживал в лагере беженцев на сирийских территориях, находящихся, однако, под контролем Турции. Он рассказал, как его завербовали, рассказал, где их вовлекли в процесс, рассказал, как они без каких-либо вопросов пересекли турецкую границу через официальный погранпереход. До того, как перевезти их через границу, у них отобрали все паспорта и документы.

Затем их перевезли в аэропорт на территории Турции, оттуда на турецком самолете перевезли в другой аэропорт, а потом уже на азербайджанском самолете без каких-либо документов перевезли в Азербайджан. Никто не спросил их, кто они такие, куда собираются и так далее.

В Азербайджане они действовали в качестве наемников за ежемесячную плату в размере 2000 долларов. Тысячи таких наемников участвуют в войне против Нагорного Карабаха. И я считаю, что эта ситуация должна стать предметом международного расследования.

The Jerusalem Post։ Кто эти люди, исламисты или кто-то еще?

Премьер-министр Никол Пашинян: Предполагаем, что некоторые из них являются членами экстремистских группировок, а другие – жителями контролируемых Турцией территорий Сирии, которые были вовлечены в этот процесс за деньги.

The Jerusalem Post։ Скажите, пожалуйста, насколько Вы обеспокоены тем, что это может перерасти в крупномасштабную региональную конфронтацию с участием России, Турции или, возможно, Ирана? Может ли эта ситуация сейчас взорваться?

 

Премьер-министр Никол Пашинян: Я не могу делать точных прогнозов, но я уже сказал, что и Исламская Республика Иран, и Россия заявили, что присутствие наемников в регионе представляет угрозу их безопасности. Посмотрите, что происходит: после начала карабахской войны мы услышали тревожные новости с Северного Кавказа, северокавказских республик РФ, о том, что российские правоохранительные органы нейтрализовали террористические группы, проникшие из-за границы, из Сирии. И были довольно прозрачные намеки на то, что это именно эти группы наемников, представители этих группировок, которые проникли на территорию России. Иран также крайне обеспокоен этой ситуацией.

Война практически всегда содержит в себе определенный элемент непредсказуемости. И никто не может сказать, что мы можем на 100% предсказать, в каких рамках она будет держаться. Но по большому счету здесь даже более важно следующее: этот механизм, о котором я говорил и который подтверждается конкретными фактами, отныне становится уже состоявшимся механизмом, который может быть пременен в разных частях мира.

И я сказал это не случайно. Это проводимая Турцией политика, она является продолжением ее политики в Средиземноморье, в отношениях с Грецией, Кипром, Ливией, Сирией и Ираком. Понимаете: начал действовать совершенно новый механизм? И сейчас уже очень трудно сказать, где и как будет проявляться этот механизм. В этом плане я думаю, что мы вошли в определенное поле непредсказуемости, и так будет до тех, пока международное сообщество не удостоит эти действия Турции конкретной реакции и конкретного ответа.

The Jerusalem Post։ А более конкретно: какова цель Турции в этом конфликте?

Премьер-министр Никол Пашинян: Восстановление Османской империи, как бы странно это ни звучало.

The Jerusalem Post։ Вы обратились к президенту России Владимиру Путину с просьбой поддержать Армению в рамках соглашения с Москвой о безопасности Армении. Какую поддержку вы ожидаете?

Премьер-министр Никол Пашинян: У нас союзнические отношения с Российской Федерацией и у нас есть договор о сотрудничестве. Соглашение предусматривает совместное противодействие общим вызовам безопасности. В течение этого времени я находился в постоянном контакте с президентом Российской Федерации Владимиром Путиным. Мы постоянно проводили консультации и следили за развитием событий. И поскольку боевые действия приблизились к границе Армении и существует угроза того, что эти действия могут создать непосредственную угрозу для территории Армении, в соответствии с соглашением мы начали процедуры, чтобы продолжить наши консультации по дальнейшему управлению ситуацией.

В целом могу сказать, что Россия делает все возможное на данный момент, чтобы поддержать Армению в этой ситуации. И Армения в целом удовлетворена качеством выполнения Россией своих союзнических обязательств перед Арменией.

The Jerusalem Post։ Считаете ли Вы возможным, что Россия направит войска к границе Армении в рамках упомянутого Вами механизма безопасности?

Премьер-министр Никол Пашинян: Российские войска уже находятся на границах Армении, и это не новость. Они всегда были там, и у Россия есть 102-я военная база в Армении. Помимо 102-й военной базы, я уже сказал, что границы Армении, в частности границы с Турцией и Ираном, охраняются российскими пограничниками. И сейчас у российских пограничников есть представители и на других участках нашей границы.

The Jerusalem Post։ Скажите, пожалуйста, кто сейчас больше всего подходит на роль посредника? Минская группа ОБСЕ за последние годы не добилась больших успехов. Кого следует привлечь, чтобы деэскалировать ситуацию?

Премьер-министр Никол Пашинян: Конечно, Минская группа ОБСЕ остается единственным международным форматом урегулирования карабахского вопроса. Но следует также отметить, что на практике Россия сейчас является наиболее активным государством-посредником. И это в некоторой степени понятно, потому что Россия напрямую присутствует в регионе, Россия сама является страной нашего региона.

The Jerusalem Post։ Как Вы думаете, может ли Израиль сыграть роль в посредничестве в урегулировании, учитывая хорошие отношения…

Премьер-министр Никол Пашинян: Знаете, Израиль сейчас очень активно вовлечен в конфликт, потому что израильские беспилотники активно вовлечены в борьбу с Нагорным Карабахом. И я думаю, Израиль должен думать о следующем: наемники, террористы и Израиль, по сути, находятся на одной стороне. Израиль сам должен думать о том, насколько удобна для него эта позиция.

The Jerusalem Post։ Господин премьер-министр, вы отозвали своего посла из-за продажи Израилем оружия. Предпринимаются ли совместно с Израилем шаги для разрядки напряженности?

Премьер-министр Никол Пашинян: Могу сказать следующее: эти консультации продолжаются, и я уже озвучил проблему, которую мы сформулировали. И я хочу подчеркнуть, что не только с точки зрения Израиля, но и с точки зрения международного сообщества мы должны констатировать тот факт, что в Нагорном Карабахе, Арцахе осуществляется испытание нового вида международной деятельности.

Фактически, у Турции сегодня есть довольно большие возможности для привлечения наемников из Сирии. Один раз этот эксперимент проводился в Ливии, потом – в Нагорном Карабахе. И кто знает, где он будет опробован в следующий раз? А кто застрахован от этого? Кто может гарантировать, что следующий раз не будет в той или иной части региона или мира? И я очень рад, что, например, многие страны Ближнего Востока, в том числе многие арабские страны, дают надлежащую оценку и называют вещи своими именами, понимая, какую угрозу это представляет для международного мира и стабильности.

Это вопрос, адресованный не одному отдельному государству. Это вопрос, который адресован международному сообществу в целом, поскольку мы видим определенные изменения в системе международной безопасности, и эти изменения содержат также элементы гибридной войны. В этой войне участвуют наемники. И эта гибридная война может проявляться по-разному. Она может проявляться так, как мы видим это в Нагорном Карабахе. Она также может проявляться так, как мы видим в Вене или в Ницце, во Франции или в Канаде. Это вопрос, который уже существует, и этот вопрос должен получить конкретный ответ.

The Jerusalem Post։ Не секрет, что у Израиля очень напряженные, сложные отношения с Турцией. Вы отметили, что Израиль должен задуматься над тем, почему он поставляет оружие Азербайджану и тем самым ставит себя в один ряд с Турцией. Привлекали ли ваши представители внимание Израиля на этот факт? И как они отреагировали?

Премьер-министр Никол Пашинян: Я не думаю, что сейчас мне нужно раскрывать содержание дипломатических обсуждений, а публичную часть проблемы я уже представил. Задайте этот вопрос Израилю в ходе интервью, и пусть Израиль ответит на него публично.

The Jerusalem Post։ Что побудит Армению вернуть своего посла в Израиль?

Премьер-министр Никол Пашинян: Это дипломатическая практика, посмотрим. Мы хотим строить правильные отношения со всеми странами. Мы сформулируем ответ на этот вопрос в нужной форме и в нужное время.

The Jerusalem Post։ В начале октября, вскоре после того, как Армения отозвала своего посла, президент Реувен Ривлин позвонил своему армянскому коллеге и предложил гуманитарную помощь. Есть что-то, что бы вы хотели получить от Израиля?

Премьер-министр Никол Пашинян: Я уже сказал. Думаю, это вопрос, на который Израиль должен отвечать не для нас, а для самого себя, и не только Израиль, а все страны. Потому что, например, журналисты из стран-членов ЕС в ходе интервью спрашивают меня, что должен сделать Европейский союз. И я отвечал и отвечаю: то, что должен делать Евросоюз, он должен делать это для себя самого, а не для Армении, просто озвучивается вопрос об оценке ситуации, и я даю эту оценку.

Я сказал в интервью всего 10-15 дней назад, что если Европейский союз должным образом не оценит поведение Турции в регионе и в Нагорном Карабахе, последствия будут видны в самой Европе. И сегодня мы видим, что происходит в Европе. То же самое я говорю об Израиле. И точно так же я говорю, что Израиль должен задать себе вопрос. Сегодня он фактически бок о бок с наемниками сражается против Нагорного Карабаха. Сам Израиль должен ответить на этот вопрос: удобная для него это позиция или нет? Если позиция для него удобная, то Бог с ним.

Но я думаю, что и здесь будут конкретные последствия, и вы столкнетесь с этими последствиями. В случае с Европой то, что я сказал, сбылось за 15 дней. В случае с Израилем, я не знаю, может быть 15 дней, 15 недель, 15 лет. Но суть сказанного мною в следующем: Турция задействовала совершенно новый механизм внешней политики. И очевидно, что этот механизм проявится в разных местах, если ему будет дана возможность проявиться. Сегодня фактически возможность проявить себя предоставлена в Нагорном Карабахе. И мы уже начинаем видеть его проявления в Европе, мы начинаем видеть его проявления в Америке. А кто сказал, что мы не увидим его проявлений в Израиле? Думаю, увидим. Так что, пусть Израиль думает, удобно ли ему сегодня находиться в одном окопе, на одной стороне с наемниками и иметь одну и ту же цель?

The Jerusalem Post։ Когда Вы говорите, что будут последствия, о чем Вы предупреждается?

Премьер-министр Никол Пашинян: Я описал новый механизм проводимой Турцией политики, когда у нее есть возможность вербовать наемников из подконтрольных ей территорий Сирии – не хочу сказать в неограниченном, но в большом количестве, и у нее есть имперские амбиции. Эти имперские амбиции направлены на север, на восток, на юг и на запад. И мы увидим эти проявления в указанных направлениях. Почему мы можем видеть эти проявления в Вене, Австрии, Франции, Канаде и не можем видеть эти проявления в Израиле? По-моему, обязательно увидим. То есть, это способствует приближению этого момента.

The Jerusalem Post։ Я правильно понимаю: Вы имеете в виду, что однажды Турция может послать наемников в Иерусалим?

Премьер-министр Никол Пашинян: Я не имею в виду чего-то конкретного. Я говорю о создании политической среды и политической атмосферы, а также о пробелах, которые возникли в системе международной безопасности. И если есть бреши, пробелы и лазейки, то кто-нибудь попытается пройти через них. И не обязательно, чтобы это было в одном или двух отдельно взятых регионах. Это движение может быть во всех возможных направлениях.

The Jerusalem Post։ Последний вопрос. Что может сделать Израиль для Армении в рамках гуманитарной помощи?

Премьер-министр Никол Пашинян: Что значит гуманитарная помощь страны, которая продает наемникам оружие, которое они используют для нанесения ударов по мирному гражданскому населению? Я предлагаю Израилю в качестве логического продолжения своей деятельности направить эту помощь наемникам и террористам.

The Jerusalem Post։ Господин премьер-министр, спасибо за интервью.

Премьер-министр Никол Пашинян: Спасибо Вам.

 

Загрузка...