Top.Mail.Ru
От мусаватистской до алиевской. Неизменная сущность Азербайджана на примере резни в Шуши | Инфотека 24

От мусаватистской до алиевской. Неизменная сущность Азербайджана на примере резни в Шуши

25 марта 2020. Инфотека24. 100 лет назад в марте 1920 г. Азербайджан, потерпев неудачу в попытках покорить Нагорный Карабах, вновь прибег к оружию и инициировал массовые убийства армян в Шуши и ряде других районов Карабаха. Погромы и притеснение армян в Шуши и соседних селах начались в 1919 году.

В январе 1919 г. Хосров Бек Султанов, назначенный генерал-губернатором Карабаха, по рекомендации британского генерала Томсона, 4-5 июня организует и инициирует армяно-татарский вооруженный конфликт в Шуши. Армянский район города Шуши обстреливался часами. 25 июня 1919 г. предстоятель Карабахской епархии ААЦ епископ Ваган написал Католикосу всех армян Геворгу V, что 4 марта турки, окружив Шуши, начали нападать на армян. «Армяне прибегли к самообороне. Стрельба продолжалась с позиций обеих сторон в течение 28 часов без каких-либо вторжений и наступательных действий, после чего боевые действия прекратились с обоюдного согласия английской миссии и воюющих сторон. … До 40 человек были взяты в плен турками в турецком квартале и убиты».

В последующие дни нападения и стрельба проводились также в ряде деревень в Арцахе, включая Гайбалишен, Пахлур, Кркжан, Джамилу. Епископ Ваган пишет, что курды с участием азербайджанских войск напали на деревню Гайбали, и убили три четверти жителей, в основном мужчины, разрушили деревню, подожгли ее и полностью уничтожили. «Затем они напали на деревни Кркжан, Пахлур и Джамилу, разграбили все три и подожгли первые две, люди спасались бегством, но многих расстреливали во время бегства. На третий день деревни Каринтак и Дашушен подверглись нападению. Люди бежали, некоторые из них прибегли к самообороне…» [из Национального архива Республики Армения]. В эти дни в селах под Шуши гибнут сотни армян.

14 августа Султанов приказал установить пушки в армянских районах Шуши и селе Шош и перекрыть дорогу Евлах-Шуши. В тот же день он поставил ультиматум перед Съездом армян Карабаха, требуя признать власть Азербайджана в течение 48 часов. 22 августа Съезд пошел на некоторые уступки и подписал временное соглашение, состоящее из 26 пунктов, согласно которому горная часть провинций Шуши, Дживаншир, Джебраил Карабаха, где население было армянским, временно признавала власть Азербайджана до окончания Мирной конференции. И должен был быть определен статус Карабаха. В то же время не должно было быть перемещения вооруженных сил Азербайджана в Нагорный Карабах без 2/3 голосов совета при губернаторе, состоящего из 6 человек (по 3 армянина и мусульманина) [1, 2, 3, Арутюн Тумян, события в Нагорном Карабахе 1917-1920 гг.]. , Ереван, 2008, с. 244].
Несмотря на установленный порядок, азербайджанская сторона продолжала нарушать соглашение. Вскоре армяне начали жаловаться на насилие, в том числе на сосредоточение войск и несанкционированное перемещение, для ведения военных действий против Зангезурского района Армении. Султанов сделал эти шаги без согласия Конгресса, что было грубым нарушением соглашения. Кроме того, Султанов продолжал концентрировать силы в Карабахе, нарушая статью 15 соглашения, согласно которой Азербайджан мог размещать войска в Шуши и Ханкенди, используя только состав мирного времени.

18 февраля 1920 г. Султанов в нарушение пункта 1 соглашения обратился в Национальный совет Армении с требованием созвать новый Съезд армян Карабаха для обсуждения «вопроса о полном объединении Карабаха» с Азербайджаном. На следующий день, 19 февраля, он добавляет: «Первым пунктом политической повестки дня Съезда должен стать вопрос Карабаха, и я попрошу вас рассмотреть принцип объединения Карабаха с Азербайджаном, как его неотъемлемой экономической части» [Р. Ованнисян, Республика Армения, том третий, страницы 162-163].

В начале марта 1920 г. VIII Съезд армян Карабаха отклонил требование Султанова и заявил, что временное соглашение от 22 августа отменено в результате неоднократных нарушений со стороны Азербайджана.

Депутат VII Съезда Абраам Кисибекян пишет в своих мемуарах, что надежда правительства Азербайджана не оправдалась после восьмого съезда. «Нагорный Карабах оставался непреклонным в своем решении продолжать и защищать свои условия … Наконец, он [Азербайджан] пришел к выводу, что проблему можно решить только с помощью оружия, для чего он предпринял ряд подготовительных действий. Султанов давно завершил осаду Нагорного Карабаха и окружил его вооруженными силами».
По словам Кисибекяна, Хосров бек Султанов, завершив осаду Нагорного Карабаха, приступает к укреплению Шуши. Проводится учет видных общественных деятелей города. Начинаются обыски в домах армян, многие подвергаются арестам. У внутренних ворот главного въезда в город назначаются охранники для регистрации входящих и выходящих из города. Для выезда из города требуется специальное разрешение.

Вышесказанное показывает, что в 1920 году массовые убийства были организованы заранее, и был предпринят ряд мер предосторожности, чтобы избежать организованной самообороны армян.

Утром 23 марта азербайджанские войска напали на Шуши и полностью разрушили и сожгли город. Десятки тысяч армян подвергаются жестокому насилию, убийствам и становятся беженцами.

Кисибекян вспоминает свой разговор с Константином Арутюняном, еще одним бухгалтером и членом меньшевистской партии в Шуши, еще одним очевидцем событий в Киловодске. Арутюнян рассказал, что рано утром 23 марта 1920 года раздавались выстрелы, все выходили из дома и заполняли улицы, не зная, что происходит, и стали убегать, и он с ними. Многие, включая К. Арутюняна, зашли в квартиру Рубена Шахназаряна, где примерно через 1-2 часа группа «аскяров» (по-турецки, по-армянски – «солдат») ворвалась во двор и отвезла их всех на площадь здания правительства, а Шахназаряна к Султанову.

«Здесь собрались тысячи женщин, детей и мужчин со всего города. Лидерами были доктор Мехмандаров, Хосров Бек Фолатов и другие. Стариков, женщин и детей вместе со мной отвезли в тюрьму, а остальных – в разные части города. Заключенных было настолько много, что были заполнены даже двор и коридоры. Еды там почти не было, их избивали, бесконечно варварствовали и похищали красивых женщин и девушек». Некоторое время спустя многие люди были брошены в тюрьму и зарезаны, не щадили никого, и никто не остановил этих преступников …

На вопрос «Какая информация имеется о епископе Вагане, Цатуряне, докторе Ярамишяне и учителе Гаврииле?» Арутюнян ответил: «Они убили всех. Д-р Ярамишян возлагал большие надежды на то, что д-р Мехмандаров сможет им помочь, но он был напуган больше всех».

Арутюнян, указывая на засохшую руку и глубокий шрам на шее, отметил, что он чудом выжил, став получеловеком. «Каким-то образом я спасся, чтобы больше страдать. Я оказался в больнице с еще несколькими несчастными».

Азербайджанские войска за несколько дней превращают армянский район Шуши в пепел. «Армянская часть города была вся в дыму. Часть населения была освобождена, некоторые убиты, а значительная часть все еще находилась в подвешенном состоянии…», – отмечено в «Воспоминаниях» Кисибекяна [Банбер, Армянский архив, 2010].

Азербайджан возобновил свою политику геноцида, когда Советский Союз ослабел и рухнул. С 1988 года массовые убийства армян совершаются в Сумгаите, Гандзаке, Баку, Мараге и ряде других районов Карабаха. Антиармянская и геноцидальная политика, принятая Азербайджаном на протяжении столетия, на этом не закончилась. Это продолжается и поощряется на государственном уровне нынешним руководством Азербайджана и другими общественно-политическими кругами.

Гоар Григорян

Загрузка...