«”Советскость” Беларуси заключается в ее внешнем антураже»- Кирилл Озимко

Фейсбук!
Интервью в режиме арцахлайн!
Виртуальный дискуссионный Клуб «Мысль»!
https://www.facebook.com/groups/270147343161057/
…………………………………………………………………………………….
 «…”Советскость” Беларуси заключается в ее внешнем антураже…»- Кирилл Озимко, политический эксперт, Старший советник учреждения “Евразийское партнерство”, Белоруссия.

…………………………………………………………………………………….

Арам Аствацатуров:  Здравствуйте Кирилл. Тема нашего виртуального интервью- «Россия-Белоруссия. Единое государство?»

Кирилл Озимко

Отношения России и Белоруссии нельзя назвать плохими, но все же они периодически возникает взаимное непонимание.

Надеюсь, с Вашей помощью мы попробуем разобраться в сложившейся ситуации и попробуем спрогнозировать продолжение отношений России и Белоруссии.

Как, в общем, Вы бы охарактеризовали политические режимы и экономические системы в России и Белоруссии?

Что общее и в чем разница?

Кирилл Озимко: Здравствуйте, Арам! Спасибо за вопрос. Что касается политических режимов в Беларуси и России, они в целом схожи. Это сильная централизованная власть с президентом на вершине, который и во власти, и в народе воспринимается не просто как президент, а как национальный лидер. В руках президентов сосредоточены обширные полномочия.

Но есть и отличия. Например, для Беларуси характерна более иерархичная вертикаль власти. В России же большее влияние имеют определенные группы, состоящие из руководителей ключевых властных структур и крупного бизнеса.

Что касается экономических систем, в Беларуси выше уровень государственного регулирования экономической сферы. То есть это не либерально-рыночная, а смешанная модель экономики с высокой долей государственного сектора. В России уровень государственного регулирования экономики ниже, поэтому ее экономическую модель можно охарактеризовать как более либеральную.

Тимур Пипия:  Кирилл, как вы оцениваете социально-экономическую политику, проводимую в Белоруссии? В чем ее сильная сторона? Что Вы поменяли бы? А какое составляющее усилили бы?

Кирилл Озимко: Особенность экономической политики в Беларуси — это высокая доля государственной собственности в экономике страны. В частности, это сохранение индустриальной базы на базе государственной собственности.

С одной стороны, в свое время это помогло избежать Беларуси “шоковой терапии” и плавно перейти на рыночные рельсы, в отличие от соседей. Но, с другой стороны, некоторые крупные госпредприятия работают неэффективно, что в целом тормозит экономическое развитие страны.

Однако картина постепенно меняется. Роль частного сектора в экономике постоянно усиливается, растёт доля налоговых поступлений в бюджет от малого бизнеса. Это выступает одной из задач, которые власти неоднократно озвучивали.

В условиях рынка это положительные тенденции, потому что бизнес и инвестиции — это драйвер такой экономики.

Что бы я поменял? В первую очередь я бы дебюрократизировал частную инициативу; онлайн-регистрация, онлайн-декларации, поменьше бумажной волокиты.
Для развития частной инициативы, которая пока в Беларуси оставляет желать лучшего, я бы в старших классах ввел обязательный курс экономики, чтоб подростки и молодые люди знали, как функционирует экономика, финансы, как быстро открыть свое дело и т.д.

Также я бы стабилизировал экономическое законодательство, чтоб увеличить уверенность у потенциальных субъектов хозяйствования и инвесторов, перед тем, как они начнут что-то открывать или вкладывать. Потому что на сегодняшний день оно слишком часто меняется. Необходима так называемая стабилизационная оговорка.

Арам Аствацатуров: Кирилл, какова доля российского бизнеса в Белоруссии и есть ли доля белорусского бизнеса в России?

Кирилл Озимко:  Ряд компаний непубличны, не дают конкретных данных, поэтому в конкретных цифрах не скажу, но приблизительные оценки сформулировать можно.
Самая большая доля российского бизнеса в Беларуси – в нефтегазовой сфере. Данная сфера почти полностью у нас зависит от российских компаний. Во много поэтому последние договоренности (вернее, их отсутствие) по ней так остро отражаются на двусторонних отношениях.

Важное место Россия занимает в атомной энергетике – известную Белорусскую АЭС строит “Росатом”.
Касательно банковской сферы, 4-е место по размеру активов в Беларуси занимает БПС-Сбербанк, который принадлежит Сбербанку РФ. Также довольно внушительно в банковской сфере присутствуют российские Банк ВТБ и Альфа-Банк.

Один из крупнейших первых инвесторов в белорусскую экономику российский мобильный оператор МТС- около пяти миллионов белорусов являются его абонентами.

Львиную долю сегмента интернет в Беларуси занимают “Яндекс” и “Мейл.ру”.

Белорусский бизнес в России занимает, понятное дело, гораздо меньшую долю. Больше всего Беларусь продает в Россию молочные продукты (например, компания “Савушкин”), а также грузовые автомобили.

Висенте Кинтеро: Кирилл, мне интересно знать: в каков этап отношений между Россией, Белоруссией и Венесуэлой? Что будет дальше? Будет унификация РФ и Белоруссии?


Кирилл Озимко: Здравствуйте, Висенте!

Венесуэла является стратегическим партнером и для Беларуси, и для России, а также опорой в Америке в целом. Этому поспособствовала в первую очередь внешняя политика Каракаса, которая направлена на снижение влияния Вашингтона в Латинской Америке и выстраивание многополярного мира. Беларусь и Россия также давно отстаивают идеалы многополярного мира, поэтому наши отношения не могли быть плохими, все-таки объединяют общие международные цели.

Что касается унификации Беларуси и России – не думаю, что она произойдет, потому что для этого должны быть политическая воля элит. В настоящее время ее категорически нет и я не думаю, что появится в будущем. Унификация предполагает частичный отказ властей обеих стран от круга значимых полномочий в пользу новых наднациональных органов. И стороны не хотят их терять.

Арам Аствацатуров: Кирилл, конечная цель предполагаемого объединения России и Белоруссии — это создание единого государства. Но невозможно на равных правах объединить два различных, экономически и политически, государства.

Может быть существующее положение и есть самое оптимальное? Может быть не стоит стремиться к большей интеграции?
Может быть руководству России и Белоруссии открыто это признать и объявить об этом?

Кирилл Озимко: Если мы посмотрим цели Союзного государства по Договору 1999 года, то в ст. 3 увидим, что Союзное государство базируется именно на РАВЕНСТВЕ государств-участников.

Это означает, что несмотря на их несоизмеримость в политике и экономике, Минск и Москва все же договорились совместно, на равных координировать внутреннюю и внешнюю политику, при этом создавать наднациональные органы.

В том числе Договор предполагает, что верхняя палата парламента СГ (Палата Союза) должна состоять из равного количества депутатов от России и от Беларуси (несмотря на их несоизмеримость!).

То же самое касается и правительства СГ – туда должны входить министры и премьеры обоих государств.

И это вполне логично, потому что, если бы у Беларуси предполагалось мизерное представительство в Союзных органах власти – республика бы не смогла осуществлять собственное влияние на политику СГ, что перечило бы основному принципу – сохранению суверенитетов обеих стран.

Поэтому развитие интеграции в соответствии с Договором не представляется чем-то неосуществимым и нереальным. Здесь, как я уже указал выше, все зависит от политической воли сторон.

Арам Аствацатуров: Кирилл, президент Белоруссии обвинил Россию в том, что Россия снизила скидку на нефть с 30% до 10% преследуя свои финансовые интересы, не считаясь с интересами Белоруссии . Но и сама Белоруссия продаёт оружие Азербайджану, не считаясь с экономическим партнёром из Евразийского Экономического Союза и военного союзника из ОДКБ, Арменией. Считаете ли Вы, что нельзя требовать от России то, что не соблюдаешь сам?

Кирилл Озимко: Арам, я думаю, ответ может быть следующим. Беларусь официально придерживается принципа многовекторности во внешней политике и в торговых связях. В том числе, в приоритете развитие дружеских взаимоотношений со всеми странами-соседями и странами СНГ, в том числе с Арменией и Азербайджаном.
Республика дорожит каждым торговым партнером, стараясь придерживаться нейтралитета в случаях конфликтов партнеров.
Поэтому взаимовыгодные отношения с Азербайджаном сохраняются. Притом, Минск руководствуется тем, что Договор и правила ЕАЭС не запрещают членам Союза взаимодействовать с третьими странами.

Алексей Дрыга: Кирилл, в определённой существенной части российского общества, особенно на его “левом” фланге, бытует убеждение, что Белоруссия – единственная странна бывшего Советского Союза, максимально сохранившая в себе положительные черты социалистического общества. Это касается не только социальных направлений типа здравоохранения, образования, обеспечения малоимущих и пр., но и упора на развитии промышленности и сельского хозяйства. Насколько обманчиво такое ощущение?


Кирилл Озимко: Алексей, знаете, чье-то мнение – это всегда субъективный фактор. Кому-то здесь может показаться “заповедник социализма”, кому-то кажется, что это уже чуть ли не Европа. Мнения бывают разные. По крайней мере, я таковые встречал от россиян и украинцев о нашей республике.

Но мнение о “советскости” Беларуси в ее лучшем понимании, вероятно, создается на фоне того, что у нас чистые и ухоженные города, порядок на улицах, гораздо меньше наружной рекламы и много советской архитектуры.

Еще важным фактором выступает социальный характер нашего государства (хорошие пособия по уходу за ребенком, социальная поддержка многодетных семей и т.д.) и большая доля государственного сектора в экономике, что также в чем-то может казаться призраком советского времени.

Но на самом деле белорусское общество двигается в ногу со временем. Молодежь в Минске такая же инициативная и продвинутая, как в Москве. Образ жизни типичного белоруса вряд ли кардинальным образом отличается от образа жизни типичного россиянина. Те же работа-дом-семья, кафе-клубы-торговые центры-супермаркеты. Кстати, в отличие от России у нас разрешен игровой бизнес – в городах хватает казино.

Никто в Беларуси не изолирован от окружающего капиталистического мира, свободный и недорогой интернет, спутниковое телевидение с западными телеканалами.
В общем, “советскость” Беларуси заключается в ее внешнем антураже и в том, что есть неплохие социальные гарантии. В плане идеологии и обывательской жизни – здесь в целом особой “советскости” не осталось.

Арам Аствацатуров: Уважаемый Кирилл, в России постоянно возникает вопрос об государственной идеологии. Вопрос без ответа. Потому, что в диком капитализме есть одна идеология-деньги! Исходя из реального положения, подтверждённого Вашими ответами, можно сделать вывод, что и Белоруссия идёт по этому пути и не намерена придерживаться и экономическим, и политическим, и моральным обязательствам.

Как вы считаете, а есть ли смысл участия Белоруссии в ЕврАзЭС, ОДКБ, в СГ?

Кирилл Озимко: Арам, вопрос идеологии — это наша общая больная тема. Как ни хают капитализм, но пока никакой общей идеи, которая была бы способна объединить в 21 веке наших людей во имя общей великой цели – не сформулировано.

Под вопросом, возможно ли в принципе объединить наше атомизированное общество цифровой информационной эпохи под некой общей целью. Но над этим ведется работа – в частности, эту самую идею ищут в России, обсуждая необходимо ли в текст новой Конституции включать слово “Бог”.

Поэтому в данный момент наш евразийский и белорусско-российский союзы зиждутся сугубо на культурно-исторической близости наших народов, а также на рыночных механизмах взаимной выгоды. Вот пока это всё сохраняется – сохраняется и смысл существования и ЕАЭС, и СГ, и ОДКБ.

 

 

 

 

……………………………………………………………………

фейсбук,   https://www.facebook.com/groups/270147343161057/
Виртуальный Дискуссионный Клуб «Мысль» 4-5 февраля  2020 г.
———————————————————–
предложения по темам обсуждения, спикерам, формату пишите на электронную почту [email protected]

Загрузка...