Top.Mail.Ru
Эксперт: Какими бы ни были близкими позиции Анкары, Баку и Тбилиси, их нельзя считать полностью тождественными | Инфотека 24

Эксперт: Какими бы ни были близкими позиции Анкары, Баку и Тбилиси, их нельзя считать полностью тождественными

24 декабря. Инфотека24. Под занавес уходящего года эксперты снова заговорили об укреплении «геополитического треугольника» Азербайджан-Грузия-Турция. 23 декабря прошла встреча министров иностранных дел этих трех стран в Тбилиси. По словам Давида Залкалиани, руководителя грузинского МИД, участники переговоров утвердили новый план действий трехстороннего секторального сотрудничества на период до 2022 года. Заметим, что в таком формате министры трех государств встречаются в восьмой раз.

В этот же день прошла встреча премьер-министра Грузии Георгия Гахарии с главой турецкого МИД Мевлютом Чавушоглу. Гахария констатировал: Тбилиси ценит особые отношения с Анкарой, которые, по его словам, носят стратегический характер. Прошла информация, что, скорее всего, в мае 2020 года в Грузию с визитом прибудет президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. Внешне все выглядит, как благостная картинка. Но так ли уж безупречны отношения трех стран-партнеров? Думается, что скороспелый ответ на этот вопрос- не лучшее подспорье для понимание всей сложности ситуации в Кавказском регионе.

Какими бы ни были близкими позиции Анкары, Баку и Тбилиси, их нельзя считать полностью тождественными. В-первых, в этом треугольнике есть очевидно самый слабый игрок с экономической точки зрения. Это-Грузия. Во всех трехсторонних проектах она зависит от финансирования и инвестиций со стороны Баку и Анкары. Во-вторых, все три страны отличаются в своих подходах к России и к Западу. Если Грузия намерена вступить в НАТО, считает действия Москвы по отношению к себе «оккупационной политикой», то и Азербайджан, и Турция заинтересованы в укреплении кооперации с Россией. В идеале не в ущерб Западу. Однако грузинскими глазами смотреть на РФ они явно не хотят. И если Тбилиси видит в США важнейший стратегический ориентир, то в Анкаре намерены дистанцироваться, как от Вашингтона, так и от Брюсселя.

В-третьих, Грузия и Азербайджан имеют неурегулированные пограничные проблемы (монастырский комплекс Давид-Гареджи). И в течение всего 2019 года эта проблема заявляла о себе регулярно. Добавим к этому наличие внутри Грузии двух многочисленных общин- азербайджанской в Квемо Картли и армянской- в Джавахети. И потому ограничители для окончательного дрейфа Тбилиси в стороны Баку. Хотя в этом контексте и стоит заметить публичные заявления президента Грузии Саломе Зурабишвили по поводу юрисдикции армянских церквей на территории Абхазии, выдержанные в критическом тоне по отношению к Еревану. Как бы то ни было, а четкого выбора между Баку и Ереваном Тбилиси не готов сделать. Впрочем, как и выбор между Арменией и Турцией.

Таким образом, трехстороннее сотрудничество снова подчеркивает известное закавказское правило: какие бы стратегические конфигурации ни вырисовывались, они неизменно сопровождаются многочисленными нюансами. Не позволяющими говорить о «нерушимых альянсах» на годы и десятилетия.

Автор: Российский политолог — международник, специалист по этнополитическим процессам, проблемам национализма и нациестроительства, конфликтам на постсоветском пространстве и европейской безопасности Сергей Маркедонов

Телеграм-канал Bunin & Co

Загрузка...