“Офицеры российской армии привыкли к собственной безнаказанности и бесправию солдат”, – писатель

В последние годы Россия впрямую или опосредовано оказалась вовлечена сразу в несколько вооруженных конфликтов, что сделало роль ее армии намного более значимой в глазах общества. Именно к военнослужащим и их словам, передовым разработкам и успешным (либо неудачным) решениям приковано сейчас внимание миллионов россиян. Однако что в действительности представляет собой российская армия – за фасадом из военных парадов, знамен, мотивирующих фильмов и справок ее пресс-службы? Об этом мы решили поговорить с российским писателем Николаем Шиловским, прошедшим заветные когда-то 2 года армейской службы, а ныне работающим в полиции.

Николай, в свое время, много лет назад, ты сам пошел в армию, хотя, насколько я понимаю, мог бы этого не делать… Оно того стоило? Повторил бы ты свой тот поступок, зная о том, через что придется пройти?

Да,  в армию я и, правда, хотел, а в юности, даже больше того, хотел поступать в военный ВУЗ. Не делать этого… Ну, как… мог бы. В принципе, были варианты – военная кафедра, например, но мне хотелось именно увидеть армию как она есть, испытать, что такое военная служба на себе. Тут много факторов было: романтизация образа военного, хотя я и знал, что там много бардака, но мы же всегда думаем, что меня это не коснется, что я буду исключением; юношеское желание ощутить себя мужчиной; да и не пасть в глазах отца, ведь он у меня был военный.

Стоило ли оно того… С одной стороны, я увидел что есть наша армия, на самом деле, вряд ли кто меня упрекнет в голословности, я увидел все человеческое дно, какое только можно себе представить, у меня нет комплекса, как у некоторых моих знакомых. Что это за комплекс такой? Знаете, у нас же общество расстается с патриархальным укладом, с пропагандой «отдать все за Родину, за царя», поэтому многие и как-то виновато говорят о том, что от армии «откосили». Я этого не понимаю, если не пошел в армию – твое дело, зачем было это делать, чтобы потом говорить об этом с оправданием.  Скажем так, я ничего и не потерял, и ничего не приобрел, сходив в армию. Наверное, только разочаровался в ней. Розовая пелена спала, поэтому тут даже мою службу стоит благодарить.

Повторил бы поступок… Если и повторил бы, то приложил усилия, чтобы попасть в более комфортные условия службы, вся эта пыль, грязь никакого романтизма к службе не придает.

 

Что было наиболее сложным в армии для тебя?

Самым сложным было привыкнуть к унижениям. Я не говорю о дедовщине, в том виде, в каком мы ее все знаем, мне она не встречалась. Унижение связано, в целом, в отношении к тебе со стороны офицеров, остальных солдат. Постоянные оскорбления, просто так, потому что ты рядовой солдат. В армии, если ты солдат – срочник, ты никто. А я пришел в армию уже после ВУЗа, как устоявшаяся личность, имеющая самоуважение, свой взгляд и знания, намного более обширные, чем у «господ офицеров». Слышать в свой адрес оскорбления, вроде «п…дор», «е….н», «урод» и прочее, было сложно. А сложнее всего было осознавать, что дать какой-либо отпор ты не можешь, офицера можно привлечь к суду, если он тебя ударит, а за оскорбление никто никого ни к чему не привлечет.

На втором месте, это ужасные бытовые условия, плохая еда, казармы, в которых еле грели батареи и не было горячей воды (справедливости ради замечу, это было в учебной части, в «войсках» условия были получше, но только касательно отопления и горячей воды).

В свете недавнего инцидента с расстрелом солдатом-срочником Рамилем Шамсутдиновым унижавших и избивавших его сослуживцев, не могу не спросить тебя о дедовщине и издевательствах над солдатами, как со стороны старослужащих, так и со стороны офицеров. Приходилось сталкиваться с подобным?

Сразу хочу вспомнить как у нас любили приговаривать, мол придет Шойгу, и все наладиться, что Сердюков армию в бардак превратил. Как, все же наивны наши люди.

Тут вопрос очень объемный, который в отдельную тему стоило бы отнести. Я сразу скажу, что издевательства происходят не над всеми. Как правило, под них попадают наименее волевые и приспосабливаемые. Это, ни в  коем случае не оправдывает любых издевательств. Даже если Шамсутдинов и, правда, был не очень положительной личностью (что нам, кстати, неизвестно), это не значит, что нужно доводить человека до таких крайностей.

Как я уже выше говорил, лично я такую лютую дедовщину, как в советские времена, как в 90-е, не встречал. Была немного другая дедовщина. Наша часть раньше была контрактная, позже ее начали возвращать на «срочную» основу. Потому, что эксперимент с переводом армии на контрактную основу с треском провалился. Почему? Потому что все было сделано типично по-нашему. В армию шли, мягко скажем, не всегда обремененные интеллектом люди. Сразу оговорюсь, среди контрактников были и неплохие ребята, я и сейчас поддерживаю с некоторыми товарищеские отношения. Просто основная масса туда шла из деревень, кто не мог устроиться на гражданке. Условия, созданные для контрактников, были ужасными, они мало чем отличались от условий срочников: их не выпускали в город, даже тех, у кого были семьи, без разрешения командира. Они выполняли всю ту же грязную работу в части.

Нужно понимать, что переводили на контракт тоже разными способами, зачастую, почти тюремными. Например, офицеры наиболее несклоняемых селили вместе с контрактниками. Первым делом в такого солдата летела табуретка. Потом череда легких побоев, тяжелая физическая работа, мало времени для отдыха – человек ломался и подписывал контракт.

Когда же служили мы, это прекратилось, но многих контрактников, кто испытал подобный прессинг, брала зависть и злость – почему с нами так не поступают. Плюс к этому срочник, еще с тех пор, считался бесправным, он не был личностью, так – «юнитом». Постепенно положение выравнивалось, к концу службы уже такого притеснения не было.

Офицеры давали волю рукам, но опять же, не в отношении каждого. Офицеры привыкли к безнаказанности, но если срочник не боялся и писал рапорт в прокуратуру и в отдел ФСБ, то офицеру приходилось не сладко. Был такой случай – мы стоим на построении, и тут пробегает солдат с окровавленный головой, форма тоже вся в крови. За ним гонится молодой лейтенант. Как выяснилось потом, этот лейтенант посчитал поведение солдата слишком дерзким, и не нашел ничего лучшего, как ударить его кочергой. Солдат, в свою очередь, не растерялся, и выбежал, чтобы привлечь внимание как можно большего количества людей. Молодого офицера привлекли к уголовной ответственности. Тогда все решили полюбовно, солдат согласился на телефон последней модели, в обмен на отказ от претензий.

Я скажу больше – дедовщина присутствовала даже среди одного и того же призыва. Здесь корень зла в самом устройстве подобных обществ, плюс к этому полутюрменомую специфику отношений в нашем обществе, наверное, даже не только в России, а в ряде стран СНГ.

Продолжая тему офицерства, и вспоминая о том, что ты сам – тоже офицер, хоть и не армии, а в полиции, просто невозможно не спросить – кто такой современный русский офицер?

Мне кажется, он не сильно отличается от офицеров прошлых времен. На самом деле, офицеры очень разные, особенно в правоохранительных органах, так как службы там настолько не похожи друг на друга. Например, офицер-следователь в полиции, в ФСБ, в СК будет отличаться от офицера спецподразделения. Даже офицеры в одной и той же службе отличаются друг от друга, в силу характера, уровня образования, воспитания и пр.

Могу сказать одно – силовые структуры очень располагают к себе амбициозных людей, желающих иметь власть, регалии, если говорить о таких ведомствах как ФСБ, прокуратура СК, то там еще это и чьи-то дети, жены, любовницы.

Уж точно советую не идеализировать, не создавать образ какого-то «русского офицера», «вашего благородия», такого нет. Всех сводить под один знаменатель, превращать в садистов, которым нравится разгонять демонстрации, тоже нельзя. Есть один момент – в армии офицер отличается от офицеров правоохранительных органов, хотя есть и общие черты. В армии офицеры привыкли к полной безнаказанности и к бесправию солдат. Считайте, что там у них несколько сотен юнитов бесплатной рабочей силы каждый год, а в правоохранительных структурах, несмотря на присутствие той же безнаказанности для имеющих «покровителей», статус у офицера другой. Во-первых, им приходится общаться с гражданскими людьми, во-вторых у них нет в подчинении сотрудников, которые будут выполнять любую их прихоть.

Я бы сказал, это две разные касты, два разных мира. Армейские офицеры, ФСБ и офицеры Росгвардии (бывшие военнослужащие внутренних войск, я имею ввиду) любят прихвастнуть, говоря что вот они – настоящие офицеры, но лично я, при общении с ними, за время моей службы, какой-то особой стати и чести, в них не рассмотрел. Более того, военнослужащие внутренних войск являются неуважаемыми со стороны их армейских коллег.

Есть ли в российской армии национальный дискурс? Демонстрируется ли особое отношение к представителям нетитульной нации?

Конечно, есть. Он у нас присутствует во всем. Но это, далеко не всегда, говорит о привилегиях, в данном вопросе, русского этноса. Зачастую, бывает совсем наоборот. Часто бывает не комфортно представителям европейских национальностей: русским, украинцам, коми, да и даже татарам, чувашам, в среде, где доминируют кавказские народы, либо выходцы из Средней Азии (последние в советские времена, кстати, отличались особой жестокостью, даже кавказцы считались более гуманными, в сравнении с ними).

Хочу выделить отдельно то, что этот факт не говорит ничего плохого о самих кавказцах или среднеазиатах, это, скорее говорит, о специфике наших обществ и, особенно, закрытых обществ, в которых подобное поведение не то, чтобы поощряется, но признается как бы нормальным.

Со стороны славянских национальностей так же присутствуют шовинистские высказывания, вроде «чурки», «чехи», «зверьки», но это не часто выходит дальше словесных оскорблений. И это, опять же, не говорит о том, что русские лучше кавказцев или украинцы лучше таджиков, например.  Наверное, причина в этом влияния восточной и европейской культур. Все-таки, как ни крути, мы – европейцы и это замечательно. Средняя Азия более деспотична в этом плане.

Какой бы ты хотел видеть современную российскую армию?

Скорее всего, все же, контрактную. Для этого, конечно, нужно в корне все менять в армии, да и всю армию нужно в корне менять, иначе случаи с Шамсутдиновым будут повторяться и повторяться. Если говорить о срочной службе, то ее нужно сократить. Да, да, еще сократить. Все эти разговоры о том, что как же тогда солдат готовить – бред. Их готовят? Солдаты в армии нужны, как рабочая сила, вот офицеры и горюют, что она на такой маленький срок приходит. Подготовить солдата, если его готовить, на самом деле, можно и за полгода свободно. Что толку в двух годах службы или в одном, если солдаты могут за всю свою службу ни разу не выстрелить из автомата.

Армия должна быть более открытой, у солдата должно быть больше прав. В ней должны служить профессионалы, а не приспособленцы.

Что и как в армии РФ следует для этого менять?

О! на это нужно отдельное интервью. Я могу начать как о масштабных проблемах, а закончить, например, непродуманностью места и роли командира отделения в БМП. Кстати, я бы говорил о всех армиях СНГ, разницы в них большой нет, те же советские учебники, те же советские замашки, та же техника, те же недостатки.

Во-первых, нужно изменить взаимоотношения. Но для этого их нужно изменить во всей стране. Должно быть больше уважения, независимо, какие у него лычки или звезды на погонах. Банальное уважение к другим, к их точке зрения, к их жизненной позиции и к закону. В СНГ с этим проблемы, Россия здесь не исключение. Мы умеем любить, ненавидеть, все в крайних степенях, но не умеем уважать.

Во-вторых, нужно менять устав и само построение службы, армейский быт.

В-третьих, нужно, на самом деле, готовить солдат и контрактников, не бояться доверять им оружие, боевую технику. Зачем тогда иметь такую огромную армию, если большая часть – подчеркну –        БОЛЬШАЯ ЧАСТЬ ее не умеет воевать, даже не знает, как зарядить то или иное оружие. Шапками закидаем? Уже попытались закидывать в 41, все мы знаем, к какой катастрофе это привело.

В-четвертых, сократить генералитет, всякого рода штабы, всех этих замов и их замов, огромная доля должностей в армии, в полиции, в ФСБ, не имеет никакой практической ценности.

В-пятых, введение льгот, как для контрактников, так и для срочников. «Священный долг», извините, на хлеб не намажешь и за кредит им не заплатишь. Чего толку уходить в армию на год, чтобы вернуться в никуда. Вы хотите службу по призыву, тогда дайте отслужившим льготы на поступление, на трудоустройство, дайте возможность контрактникам бесплатно учиться, пусть их дети не платят за детские сады, за кружки и секции. Человек должен чувствовать, что он не просто крепостной, который пришел выполнять всю грязную работу в части, а что он военный, как бы пафосно это звучало.

 

Загрузка...