«Сумгаит»: Президент Азербайджана оскорбляет собственный народ

21 ноября, выступая в Сумгаите по случаю 70-летия этого города, Ильхам Алиев вспомнил о том, что происходило здесь в конце февраля 1988 года. О событиях, в результате которых название города стало нарицательным и вошло в историю как символ человеконенавистничества и геноцида. Однако Алиев сделал это отнюдь не для того, чтобы покаяться в совершенных его страной преступлениях. Он всего лишь решил внести личную лепту в грубейшие фальсификации недавней истории и оправдание организаторов и палачей «сумгаита». Учитывая пример будапештского убийцы Сафарова, ничего странного в этом, конечно же, нет.

О границах нравственных приличий и уважения памяти невинных жертв в контексте Азербайджана и его первых лиц уже и говорить не приходится.

Есть, однако, еще один фактор. Нам казалось неприемлемым личное участие президента Азербайджана в дискредитации собственного народа. Между тем именно это и сделал Ильхам Алиев, утверждая абсурдные байки собственной пропаганды о том, что погромы в Сумгаите были организованы самими армянами в лице небезызвестного Эдуарда Григоряна. Тем самым признавая, что участвовавшие в погромах тысячи азербайджанцев слепо пошли за одним-единственным армянином, словно стадо баранов за пастухом, а правоохранительные органы республики ничего не смогли с ним поделать в течение целых трех дней.

Но чего не сделаешь ради славы собственного родителя…Напомним, что гвоздем выступления Алиева в Сумгаите стало заявление о том, что «если бы Гейдар Алиев в то время находился в Азербайджане, то Нагорно-Карабахский конфликт никогда бы не произошел».

С другой стороны, спич президента Алиева стал для нас поводом вновь озвучить основные тезисы в пользу того неоспоримого факта, что геноцид армян в Сумгаите был организован Комитетом госбезопасности Азербайджана при молчаливом попустительстве Кремля. Нелишне напомнить в этой связи, что батюшка президента был в первую очередь не политиком, а генералом КГБ.

Статья-расследование, которую мы вновь предлагаем вниманию читателей на русском и английском языках, была опубликована четыре с половиной года назад – в мае 2015 года. Надеяться, что в Баку воспримут все адекватно приведенным фактам, естественно, бессмысленно, потому публикация вновь направлена прежде всего на формирование мирового общественного мнения в этом весьма существенном для истории конфликта вопросе. Следует, наверное, поблагодарить Ильхама Алиева за предоставленную возможность в очередной раз представить неопровержимые факты, на фоне которых бакинская ложь в очередной раз звучит не просто абсурдно, но и кощунственно.

«СУМГАИТ»: ДЕЛО АЗЕРБАЙДЖАНСКОГО КГБ

Сокрытие преступления и преступников тоже является преступлением – эта известная истина приходит на ум всякий раз, когда знакомишься с изощренными уловками азербайджанской стороны, нацеленными на то, чтобы сбросить с себя вину за чудовищные преступления в Сумгаите 27-29 февраля 1988 года. По мере появления новых свидетельств, подробностей, документов и фактов о “сумгаите” в Баку на самом высоком уровне предпринимают все более масштабные и оттого более обреченные попытки грубо сфальсифицировать историческую истину. Вовсе не случайно эти попытки начались сравнительно недавно – после того как армянская сторона резко активизировала работу на информационно-пропагандистском поле.

Вначале заключение, расследование – потом

Согласно бакинским СМИ, зампредседателя азербайджанского государственного телевидения Ибрагим Мамедов написал книгу под названием “Сумгайытская провокация против Азербайджана – Дело Григоряна”, презентация которой состоялась в конце февраля на конференции в Академии государственного управления при президенте Азербайджана, посвященной 27-летию “сумгаита”. Само место проведения мероприятия указывает на то, что проект преступной фальсификации сумгаитских событий реализовывается под личным контролем президента Азербайджана. Что неудивительно, если учесть, что еще в прошлом году куратором проекта выступал начальник его администрации Рамиз Мехтиев, отличившийся на этом поприще несколькими заявлениями на тему того же “дела Григоряна”.

В качестве основной идеи своей книги Мамедов повторяет старую байку о том, что “сумгайытские события 1988 года являются заранее спланированной провокацией против Азербайджана и азербайджанского народа”. В подтверждение этой версии он указывает на то, что “все факты и документы доказывают, что Эдуард Григорян участвовал в убийстве шести армян и сам признал это”. “В ходе следствия было установлено, что армяне и спецслужбы СССР заранее подготовились к этим событиям. Полученные факты доказывают, что сумгайытские события являются спланированной провокацией”, – заявил Мамедов, не приводя в качестве доказательства ни одного из “полученных фактов”.

Участвовавший в презентации первый заместитель генерального прокурора Азербайджана Рустам Усубов – тот самый, который в прошлом году объявил о возобновлении расследования по сумгаитским делам, назвал главный – и сенсационный! – результат следственных мероприятий: в социальной сети “Одноклассники” обнаружена фотография человека, похожего на Эдуарда Григоряна. На основании экспертизы данного снимка бакинские сыщики пришли к выводу, что это действительно он и проживает в настоящее время в Подмосковье. Таков итог годичной работы первого заместителя генпрокурора и его следственной группы. Надо полагать, в течение следующего года они займутся поисками Григоряна в других соцсетях. Потому что, судя по заявлениям Усубова, иной задачи, кроме как связанной с поисками и “разоблачением” всего лишь одного из сотен сумгаитских убийц и погромщиков, перед следователями не стоит. Причина проста и лежит на поверхности: у Эдуарда Григоряна – армянская фамилия.

Цель бакинских следователей и пропагандистов не ограничивается, однако, поисками Григоряна. В Азербайджане давно, практически сразу после событий, вынесли свой вердикт, утверждая, что “события в Сумгаите были организованы Григоряном с братьями и другими армянскими экстремистами по заданию КГБ СССР”. Более того, именно необходимость хоть как-то обосновать эту версию заставила бакинских пинкертонов заявить о “возобновлении следствия”, хотя правовая практика во всем мире диктует обратный подход: сначала ведут расследование, а уже затем на основании полученных данных делают заключения и выдвигают обвинениям. Проблема в том, что общепринятый путь давно привел к совершенно иным, беспощадно-обличительным для Баку выводам.

Правовая сторона розыска

Массовое преступление безнаказанно и беспрепятственно совершалось целых 3 дня – 27, 28 и 29 февраля в Сумгаите – городе, находящемся всего в 25-30 км от Баку. Оно совершалось открыто, средь бела дня, на глазах у правоохранительных органов и тысяч граждан, с вовлечением сотен людей азербайджанской национальности, и привело к многочисленным убийствам, изнасилованиям, в том числе групповым, пыткам, издевательствам, грабежам, поджогам и депортации 18 тысяч проживавших в городе мирных граждан.

Возобновив следствие спустя четверть века, в Баку всего лишь нашли в многотомных уголовных делах одну-единственную армянскую фамилию среди сотен преступников и пустились в розыски именно этого человека, обвинив его в организации масштабного преступления. Доказательную базу при этом заменяют голословные пропагандистские заявления и пара ссылок на азербайджанские же источники. Никаких правовых аргументов – по крайней мере в открытых ресурсах – не приводится.

“Была проведена соответствующая работа по установлению места нахождения одного из главных организаторов сумгаитских событий Эдуарда Григоряна”, заявил на вышеуказанном мероприятии Усубов. О том, что главной мишенью бакинских сыщиков, ведущих розыск преступников посредством соцсетей, является лишь один из множества исполнителей, свидетельствует и название презентованной в Баку книги: “Дело Эдуарда Григоряна”.

Таким образом, налицо попытка свести массовое преступление по этническому признаку с многочисленными жертвами и пострадавшими, в котором наличествуют все признаки геноцида, указанные в соответствующей Конвенции ООН, к преступлению, организованному одним человеком. В противном случае в Азербайджане искали бы не одного из сотен палачей “сумгаита”, а всех тех, кто так и не понес должного наказания за организованное и содеянное. А основным критерием поиска была бы не национальная принадлежность, а совершенно иные факторы.

Возникает вопрос: на каком ЮРИДИЧЕСКОМ основании азербайджанская сторона ведет розыск именно Эдуарда Григоряна? Какие новые следственные материалы и вновь выявленные факты диктуют необходимость обнаружить его местонахождение и в перспективе – повторно привлечь к ответственности? Рассмотрим факты.

Э. Григорян был задержан 1 марта 1988 года вместе с десятками других обвиняемых в совершенных в Сумгаите преступлениях. Согласно приводимым в ряде источников данным, всего в рамках следствия было задержано более 90 (называется число 94) человек, хотя в погромах принимали участие сотни. Сумгаитское дело было разбито на несколько отдельных уголовных дел и Григорян фигурирует только в одном из них. Обвинительное заключение по делу, в котором он вместе с 6 азербайджанцами проходил как обвиняемый, имеется в открытом доступе в сети.

Данное уголовное дело N18/55461-88 было расследовано Прокуратурой СССР, Обвинительное заключение подписал прокурор Азербайджанской ССР Ильяс Исмаилов, суд состоялся в Сумгаите. В декабре 1989г. Григорян был приговорен к 12 годам заключения и впоследствии, в рамках аналогичных процессов по всему разваливающемуся СССР, этапирован в Армению. В декабре 1992 года он попал под объявленную президентом уже независимой Республики Армения амнистию и был освобожден. Далее следы его теряются, однако точно можно сказать, что этот тип покинул Армению.

В любом случае ясно одно: Эдуард Григорян вышел на свободу законным путем и каких-либо правовых оснований для повторного привлечения его к ответственности не имеется, если только не обнаружены новые факты и обстоятельства. Азербайджанская сторона таковых не приводит, ограничиваясь заявлениями, не имеющими ничего общего с юриспруденцией. Поиски Григоряна на уровне замгенпрокурора страны в Баку пытаются обосновать опять-таки заранее вынесенным вердиктом о его роли “организатора погромов”, не подкрепляя этот вердикт ни одним юридическим аргументом и доказательством. Не приходится сомневаться, что будь у азербайджанской прокуратуры хотя бы один новый факт или по меньшей мере новое обстоятельство для правового обоснования поиска и привлечения Григоряна к ответственности, это немедленно было бы обнародовано и растиражировано.

Дело N18/55461-88

Приведем еще одну цитату из выступления Усубова: “Расследование сумгайытских событий 1988 года велось предвзято и на основе политического заказа, настоящие виновники избежали ответственности. Основные следственные действия вели следователи, приглашенные из Генпрокуратуры СССР и различных областей России. В результате проведенных следственных действий они пришли к выводу, что сумгайытские события организовали армяне и органы спецслужб зарубежных стран. Информация о том, что сумгайытские события были организованы спецслужбами СССР, была получена еще в ходе следствия, проведенного в 1989-1990 годах”. И вновь – ни единой ссылки на источник, ни единого документа и ни единого доказательства.

Вместе с тем в утверждениях азербайджанского прокурора есть крупица правды. Расследование дела действительно проводилось предвзято и настоящие виновники – прежде всего организаторы – избежали ответственности. Об этом как нельзя лучше сказал бывший прокурор АзССР Ильяс Исмаилов, впоследствии – генеральный прокурор Азербайджанской Республики, а с 2006 г. и по настоящее время – депутат милли меджлиса и член парламентского комитета по правам человека. В 2003 году, еще не будучи депутатом, в интервью бакинской газете “Зеркало” Исмаилов, подписывавший обвинительные заключения по сумгаитским делам, заявил: “Виновники, подстрекавшие людей к погромам в Сумгаите, носят в карманах депутатские мандаты и сидят сегодня в милли меджлисе”. Насколько нам известно, в парламенте Азербайджана в 2003 не было, да и сейчас нет человека с армянской фамилией. А значит, Исмаилов имел в виду отнюдь не Григоряна.

Армянская сторона полностью поддержала бы инициативу по новому расследованию сумгаитского преступления, если бы… Если бы оно носило не пропагандистский, а правовой характер и было продиктовано искренним стремлением выявить виновных – организаторов и исполнителей. В таком случае следствие должно было обратиться к материалам не одного, а всех уголовных дел по Сумгаиту, глубоко и надежно спрятанных в азербайджанских архивах, куда вход независимому исследователю строжайше запрещен. Однако в Баку публикуют только одно из них. И ищут только одного из осужденных.

Между тем “сумгаит” – единственное из преступлений, совершенных в Азербайджане против армянского народа в конце 80-х – начале 90-х, по которому были возбуждены уголовные дела, составлены обвинительные заключения, проведены расследования, суды и даже вынесены приговоры части преступников. Даже с учетом того, что дела были спущены на тормозах, а следователи и судьи выполняли установку Кремля – доказать “хулиганский характер” преступлений, материалы уголовных дел являются бесценным официальным – прежде всего правовым – источником для исследователей “сумгаита”. Добавим, что за исключением одного (в Верховном суде СССР в Москве), все остальные судебные процессы состоялись в качестве выездных в Баку и Сумгаите, хотя дела и были переданы в областные суды Российской Федерации.
Судебные слушания проходили в обстановке беспрецедентного давления – вплоть до угроз – на адвокатов и свидетелей-армян (чему есть множество доказательств, в том числе – аудиозаписи), что привело к тому, что надеявшиеся поначалу добиться справедливости свидетели – в том числе азербайджанцы, готовые дать правдивые показания, – и адвокаты из Армении в конце концов отказывались в них участвовать. Однако даже в этих условиях были получены ценнейшие показания, в том числе – от лиц азербайджанской национальности, и установлены неопровержимые факты, что придает следственным и судебным материалам особенно важное значение.

Изначально какое-либо воздействие армянской стороны на ход следствия и судов было сведено к минимуму, если не исключено вообще. Расследование велось группой Генпрокуратуры СССР, в которую были включены около 20 азербайджанских следователей, судебные процессы проходили в Азербайджане, обвинительные заключения подписывались прокурором АзССР Ильясом Исмаиловым – все это указывает на то, что именно азербайджанская сторона непосредственно контролировала и влияла на ход юридических процедур и следствия в целом. Почему в таком случае в Азербайджане, не доверяя проведенному расследованию и судам, решили возобновить расследование? И почему только одного дела, одного эпизода из множества и в отношении одного из семи подсудимых по данному делу – с армянской фамилией?

Кстати, неоднократно было доказано, что григоряна можно считать армянином только условно. Отец его умер за 20 лет до этих событий, воспитывала детей мать – русская. Согласно ее показаниям в ходе суда, отношений с армянскими родственниками мужа семья не поддерживала. Добавим, что еще до сумгаитских событий Э. Григорян имел несколько судимостей и тюремных сроков.

В конце февраля – начале марта он оказался среди 94 арестованных по сумгаитскому делу, из которых он один был армянином, еще один – русский, все остальные были азербайджанцами. Около 80 из них были осуждены на различные сроки заключения, и лишь один – А. Ахмедов – вердиктом Верховного суда СССР приговорен к исключительной мере наказания – смертной казни. Имеется множество неофициальных сведений о том, что большинство осужденных отсидели несколько месяцев и даже недель и были выпущены на свободу. Доподлинно неизвестно (по крайней мере армянским исследователям), был ли приведен в исполнение смертный приговор Ахмедову.

Обвинительное заключение по делу N18/55461-88, как уже было сказано, выставлено в сети и каждый может составить собственное мнение о степени серьезности сегодняшних обвинений в адрес Григоряна. В нем подробно описываются немыслимые по степени жестокости зверства, совершенные семью подонками (сколько их осталось за рамками следствия – отдельный вопрос) против беззащитных армян, однако даже отдаленного намека на “организаторскую роль” Григоряна в этом документе нет – ни по данным эпизодам, ни уж тем более в целом по “сумгаиту”.

Выдвинутые в его адрес обвинения по нескольким статьям УК Азербайджанской ССР мало чем отличались от аналогичных обвинений подельников, более того, количество инкриминируемых ему статей меньше, чем у других подсудимых – Низами Сафарова и Галиба Мамедова. В деле не фигурируют братья Григоряна, вместе с которыми он, согласно Усубову, организовал погромы. Рожденная в Баку в муках бессилия бредовая версия о том, что Григорян в дни погромов “мстил тем сумгаитским армянам, которые отказывались платить членские взносы армянским экстремистским организациям”, также не получает абсолютно никакого подтверждения, ибо в деле нет не то что упоминания об этих организациях, но даже намека на подобное.

Ни один из пострадавших и свидетелей не указывает на него как на организатора или лидера банды – наоборот, все материалы дела свидетельствуют, что Григорян был рядовым погромщиком, насильником и подстрекателем. Таким же жестоким и циничным, как многочисленные “оглы” и “заде”, просто с другим окончанием фамилии.

Вместе с тем в деле нет ни слова об участии Григоряна в убийствах. Что не мешает азерпропу приписывать ему убийства армян, при этом количество жертв с каждым годом увеличивается. Так, если года 2-3 назад в Баку утверждали о 5-6 убитых Григоряном, сегодня это число возросло до 8-10. Как иронически отметил в связи с этим один из армянских исследователей, через год-два в Баку повесят на Григоряна все совершенные в Сумгаите убийства.

Продолжение статьи по ссылке

Загрузка...