Взлет и падение ВБОН: Как азербайджанские ястребы превратились в голубей мира

Сначала гордые азербайджанские нацисты не могли выговорить слово “русский” без презрительного коверкания, как будто их нестерпимо воротит от одного лишь нашего русского имени: писали то “рюзский”, то “рузке”, то еще как. Писали и угрожали: “У вас есть 24 часа, чтобы извиниться, после чего вас, избитых и униженных, мы снимем на камеру”.

Неделю спустя речь вбоновцев уже целиком состояла из фраз “дружба народов”; “не разжигайте межнациональную рознь”; “не раскачивайте лодку”; “не надрезайте арбуз”, “не роняйте кебаб”.

Волшебному преображению свирепых львов халифата в котов Леопольдов-оглы поспособствовало обсуждение ВБОНа на открытом столе ЛДПР в Госдуме, запрос Колокольцеву от депутата ЛДПР Власова, беседа на Петровке с администратором ВБОНа, запрос от депутата КПРФ Рашкина, пикеты идентаристов России у посольства Азербайджана. Увидев такое дело, вбоновцы занялись массовым выпилом постов и упоминаний о ВБОНе во всей своей сетке, судорожно подчищая свои следы. От источника из азербайджанской диаспоры нам известно, что ВБОН скупал азербайджанские паблики. Когда покупать паблики не получалось, ВБОН запугивал администраторов и забирал желаемое силой. Посты про “ВБОН — Дифаи нашего времени” отныне доступны только ведущим следствие правоохранительным органам РФ и администрации ВК.

Но это еще не победа. Даже не полпобеды. Дело ведь не в пабликах, которые плохо пишут про русских, дело в полноценной экстремистской организации, управляемой и финансируемой из Турции.

Я, Артемий Сыч, узнал с какого микрофона я буду задавать вопрос господину Жириновскому примерно за 10 минут до самого вопроса. Теперь же я гадаю, каким образом Аслан Ахмедов узнал, какой единственный в зале микрофон будет работать после (!) моего вопроса (мой микро после вопроса был выключен ведущим, на видео звук идёт через петличку), да ещё и умудрился сесть в кресло рядом с ним в переполненном зале. Да, тот самый Аслан Ахмедов, который подписан на ВБОН и ассоциированные с ним паблики. Да, тот самый Аслан Ахмедов, который пытался защитить ВБОН вопросом “зачем ты врёте а”. Тот самый Аслан Ахмедов, который оказался в идеальном месте в идеальное время, чтобы попытаться парировать мой вопрос. Получилось так себе, но череда удивительных совпадений реально впечатляет.

Дальше уже нас, группу расследования, тревожит некий аноним. Нам достоверно известно, что он живёт в Баку и координирует действия ВБОНа внутри РФ 24 часа онлайн, то есть ничем другим он не занимается, это у него оплачиваемая работа. Дальше больше вопросов: кем оплачиваемая? С какой целью? Чего хотят добиться люди, сколачивающие группы молодых спортсменов и натаскивающие их охотиться на одиноких русских?

Такие деньги ради появления видео с извиняющимися перепуганными ноунеймами не тратятся. И уж тем более такие деньги ради видео с извинениями никто не будет тратить из Турции.

Мы уже почти не упоминаем наполовину этнического украинца Яшара Джафарова, бравировашего своими связями с международным террористом Аразом Дадашевым: контакт, по словам Яшара, был установлен из-за порнографии. Мы, конечно же, верим, что именно обсуждение порнографии стало для Джафарова поводом наладить контакт в фэйсбуке с человеком, воевавшим за ИГИЛ.

Мы бы правда хотели, чтобы дело ВБОНа оказалось делом кучки гопников, которые не выучили, как реагировать на комментарии в интернете. Дело ВБОНа таковым не является, а значит, с удалением пабликов и переходом азербайджанских экстремистов на нелегальное положение все только начинается. Идейный актив у них есть, деньги тоже, оффлайн отношения выстроены (например, глава РОО «Азербайджанская община Москвы» состоит в паблике ВБОНа ВК; основной способ вербовки во ВБОН — через московский спортзал AzePride, который никто и не думает закрывать) — при мощной финансово-организационной структуре потеря паблика на 2 тысячи подписчиков что слону дробина.

По материалам «Спутник и Погром»

Загрузка...