В Сирии погибли российские военные

Трое бойцов Сил специальных операций погибли вечером 4 сентября во время операции в районе н.п. Джурин. Первым об этом сообщило российское издание “Ведомости”. Со ссылкой на свой военно-дипломатический источник оно заявило, что военнослужащие погибли при взрыве противопехотной мины. При этом издание сослалось на базирующее в Ливане интернет-издание Al-Masdar. Однако арабский ресурс опубликовал сообщение о нападении на российских военных на востоке провинции Идлиб (н.п. Аджаз) со стороны боевиков протурецкого объединения “Джабхат Ватания Тахрир” (ДВТ), тогда как спецназовцы погибли на северо-западе провинции Хама. Это вызвало путаницу относительно связанности инцидентов. Скептицизма добавляло и то, что “Ведомости” ссылались на некий неназванный военно-дипломатический источник, а ДВТ известно тем, что практически еженедельно сообщают о столкновениях с российскими военными и заявляют о их гибели, при этом не публикуя никаких тому доказательств.

Вечером 5 сентября российское оборонное ведомство официально опровергло сообщение “Ведомостей”. Однако это породило только новые слухи. В сети стали распространяться сообщения, что раз МО РФ заявило о непричастности, значит погибли бойцы одной из российских частных военных компаний.

Уже днем 6 сентября одно из волгодонских изданий сообщило, что в описываемом инциденте погиб их земляк старший лейтенант Кирилл Никонов. Позже РБК опубликовало ретушированные фотографии троих мужчин в военной форме и назвало их имена. Ими оказались, помимо Никонова, майор Роман Мицык и капитан Дмитрый Сысков.

Минобороны России продолжает наступать на одни и те же грабли выставляя себя в дурном свете. Вместо того, чтобы стать надежным источником информации о потерях российских сил в Сирии (и других инцидентах), оно вынуждает журналистов добывать информацию окольными путями. Пугает маниакальное стремление МО РФ закрыться как можно сильнее от внешнего мира. Это не несет ничего хорошего – помимо репутационных потерь, при которых даже самое правдивое сообщение военных будет восприниматься как минимум скептически, недостоверная или заведомо ложная информация, предоставленная ведомством, будет служить хорошей почвой для самых невероятных слухов.

Также непонятно, почему граждане должны получать информацию о погибших военных, выполняющих крайне важные задачи по борьбе с международным терроризмом в виде обрывочных сведений, добытых журналистами. Как бы это не звучало заезженно, но страна должна знать своих героев, ежедневно выполняющих тяжелую работу по ликвидации террористов, не от просочившихся в СМИ слухов, а от ведомства, которое и занимается этой работой.

Российскому министерству обороны можно лишь посоветовать ознакомиться с мировым опытом по увековечиванию памяти павших, которые навсегда вписываются в ратную историю государства, а не хранятся в пыльных архивах за семью печатями.

Directorate 4

Загрузка...