Азербайджан “кинул” братский Пакистан: кто следующий?

Вот уже 12 дней продолжается обострение обстановки в Кашмире – населенной мусульманским большинством и разделенной между Индией и Пакистаном территорией. 4 августа Дели ввел в своей зоне контроля региона комендантский час, заблокировал доступ к телефонной связи и интернету. После этого был отменен особый статус данной территории (штата), и она перешла под прямое управление из индийской столицы. В регион были направленные усиленные военные части армии Индии, а также полицейские и добровольческие формирования. 

Как следствие, Пакистан, считающий не только свою зону контроля Кашмира, но и всю эту область своей, понизил уровень своих отношений с Дели, приостановил с Индией торговлю, автобусное и железнодорожное сообщение. Более того, Исламабад сравнил происходящее в Кашмире с массовыми убийствами мусульман в боснийской Сребренице. Премьер-министр Пакистана Имран Хан не только назвал действия индийской администрации региона “этническими чистками”, но и пригрозил мировому сообществу радикальной реакцией на них мусульманского мира.

С последней – причем не только радикальной, но и хотя бы в какой-то мере лояльной ему, у Исламабада, меж тем, обнаружились проблемы. Казалось бы, самый преданный друг и союзник Пакистана Азербайджан, помощь которого запрашивали пакистанские официальные лица…. не сделал абсолютно ничего. А ведь посол Пакистана в Баку Саид Хан Хохманд впрямую призывал АР поддержать его страну в кашмирском вопросе. Также Азербайджан попросили на правах члена контактной группы Организации исламского сотрудничества по Кашмиру инициировать принятие соответствующей резолюции.  В итоге Баку ограничился формальным ответом своего МИД о том, что Азербайджан поддерживает мирное решение кашмирской проблемы в рамках международных норм и правил, а также резолюций Совбеза ООН. За сим – все.

Как видим, Баку оказался исключительно “верным” союзником. Такой ли благодарности ожидал Пакистан, являясь единственной страной мира, не признавшей Армению, и поддерживая Азербайджан по карабахскому вопросу, в частности, приняв резолюции по “Ходжалы” на уровне парламента? Напомним также, что именно Пакистан, наряду с Турцией, разрабатывает с Баку ряд совместных проектов в сфере ВПК и является едва ли не  одним из создателей данной отрасли азербайджанской экономики.  И за все это лишь “поддержка мирного решения” проблемы Кашмира – не менее значимой, надо сказать, для пакистанской политической риторики, чем “карабахский вопрос” для Азербайджана.

Впрочем, здесь Исламабад проявил не только недальновидность, но и неумение извлекать уроков из истории, которая могла бы многое рассказать о сущности современного азербайджанского политического режима. Например то, что договоренности и обязательства для Баку, постоянно нарушающего режим прекращения огня на границах с Арменией и Арцахом, не значат совершенно ничего. Или то, что Пакистан – не первый “союзник”, “кинутый” Баку, еще в 2012 году добившегося вывода российских войск и РЛС из Габалы. В этом контексте про бесчестные действия Азербайджана в отношении соседних Ирана и Грузии, не являющихся его союзниками, упоминать едва ли не излишне.  А вот перманентный отказ от безвизового режима с 100%-но союзной Турцией – пример куда интереснее и поучительнее.

В настоящий момент вопросом должно являться даже не “Почему Азербайджан кинул Пакистан?”, а “Кого  и как Азербайджан кинет в следующий раз?”. Учитывая близость и Баку и Исламабада, можно предположить, что уровень политической бессовестности может быть превзойден азербайджанским руководством лишь подобными действиями в отношении Турции. В действующих реалиях поистине удивительно, что  Азербайджана вообще есть союзники и партнеры…

 

Антон Евстратов

Загрузка...