Вахтанг Кикабидзе: Я преклоняюсь перед этими молодыми людьми, они стоят там уже одиннадцатый день

Вечером 20 июня в центре Тбилиси началась акция протеста, спровоцированная случайным появлением депутата Госдумы в кресле спикера грузинского парламента.

Протестующих поддержал и популярный грузинский актер и певец Вахтанг Кикабидзе. Корреспондент DW встретился с ним у него дома в Тбилиси, чтобы поговорить о состоянии грузинско-российских отношений.

– Вахтанг Константинович, 20 июня депутат Госдумы приехал в Тбилиси и сел в кресло спикера грузинского парламента. Прошел всего один час – и возле парламента собралась толпа. Почему это вызвало такую реакцию?

– Во-первых, его фамилию знают. Он один из первых голосовал за отторжение Абхазии от Грузии. Во-вторых, уж очень много наших погибло там, во время этой пресловутой войны. И в-третьих, никто не знал, что они приезжают. И молодежь рванула туда. Я преклоняюсь перед этими молодыми людьми, они стоят там уже одиннадцатый день, но пока министр внутренних дел не собирается уходить в отставку.

– Но даже если министр уйдет, тема России останется…

– Тема России – это вечная тема. Там (в Абхазии и Южной Осетии – Ред.) идет ползучая аннексия, там постоянно передвигают границу, похищают людей и потом просят за них выкуп. Человек живет за заграждением на одной стороне, а жена похоронена на другой стороне, и церковь также на другой стороне. И он не может ни пойти в церковь, ни принести цветы на могилу. Это все мерзопакостно – есть такое выражение у русских.

– Какой отпечаток накладывает эта “мерзопакостность” на отношение к простым туристам, которые приезжают в Тбилиси?

– Туристы уезжают очень довольные. Туристов было много. Сейчас Путин закрывает воздушное сообщение, но люди все равно будут приезжать через другие страны, я уверен.

Я все время повторяю – у них очень плохой, никудышный сценарий.

– А что это за сценарий? Это часть какого-то плана?

– Да, лет 15-20 назад я смотрел выступление Жириновского, он говорил о разделении Грузии на губернии, а депутаты слушали и аплодировали. План в том, чтобы раздробить Грузию, сделать так, чтобы здесь плохо жилось, и чтобы потом Кремль сказал: мы вам поможем. И войдут сюда, вот это и есть план.

Маленькую страну погубить очень легко. А большую – трудно. Не надо было им лезть в Украину, это не маленькая страна, и они свою родину очень любят.

– Вы чувствуете непосредственную угрозу со стороны России?

– Да, конечно, все время…

– В чем она?

– В том, что люди живут в ожидании чего-то очень плохого. И сейчас это вырвалось наружу, поэтому такое огромное количество студентов вышло. Они смотрят на жизнь по-другому, это надо учитывать. Все-таки в Кремле правительство старых понятий, а это время уже давно прошло, уже давно началось движение в другую сторону.

Россию очень раздражает, что мы хотим в НАТО, стремимся к Западу, что мы хотим быть демократической страной…

– В интервью DW в прошлом году вы сказали, что ненавидели герб Советского Союза. Это вызвало бурю эмоций в России, комментарии были очень негативные. Вы можете это как-то пояснить?

– Я много ездил за границу, и всегда замечал, что когда люди узнавали, что мы из Советского Союза, все почему-то морщились.

Нас всегда сопровождали работники КГБ, в связи с этим у артистов существует очень много историй. Если тебе что-то дарили, ты обязательно должен был сдать это государству. Мы не чувствовали себя гражданами хорошей страны. Но я всегда говорил, что политика – это одно, а народ – это другое. Но я знаю, что в России очень многим нравится политика Путина. Потому что они считают, что он завоевывает земли для России. В один прекрасный момент это плохо обернется.

В России люди обижаются, что мы называем их оккупантами. Но как называть человека, который забирает твою землю и ставит там проволочные заграждения? Это и есть оккупация.

Владимир Владимирович Путин спит и видит, чтобы воссоздать Грузинскую ССР.

– Одна из участниц протестов перед парламентом сказала мне фразу типа: “Я не могу поверить, что мы уже 30 лет протестуем против одной и той же ерунды”. Она имела ввиду российское влияние в Грузии. Но что делать с географией – ведь от огромного соседа, который граничит с севера с вашей страной, никуда не деться?

– Нас очень мало, страна очень маленькая, а Владимир Владимирович очень хочет посадить ее на цепь. Я участвовал в одном телемарафоне, и меня спросили: почему вы хотите в НАТО?..

– И почему вы хотите в НАТО?

– Вся надежда на то, чтобы у лидеров больших стран немного защемило сердце, и они помогли бы нам войти в эту коалицию. Наши ребята воюют уже много лет вместе с натовцами, много ребят погибло. Но вот у нас неприятности из-за России, так что, нас надо бросать что ли? Страна, которая называется Грузия, может очень легко исчезнуть. Но наши люди на колени не встанут.

– Что вы думаете о новом президенте Украины Зеленском?

– Я его очень хорошо знаю, он замечательный человек, очень образованный и очень талантливый. Это абсолютно другое поколение, к которому бывшие жители Советского Союза еще не привыкли.

– А вы сами пошли бы в политику?

– Моя психология не подходит к этой профессии. Конечно, я мог бы сидеть в кресле и делать деньги и получать привилегии. Но зачем мне это?

– Если бы вы встретились с Владимиром Путиным, что бы вы ему сказали?

– Я бы сказал ему, что у него очень плохой сценарист. Мы – два православных народа, мы должны быть дружны, а происходит все наоборот.

– Сколько лет вы не были в России?

– Уже одиннадцатый год.

– Не скучаете?

– Очень скучаю. Приходит очень много писем.

– И что пишут?

– Что политика – это одно, а мы – это другое.

Но я самого начала сказал, когда отказывался от Ордена Дружбы, когда увидел российские танки на нашей территории, что мне будет стыдно смотреть внукам в глаза. Потому что внуки вырастут и плюнут тебе в лицо. Но я не думал, что такая реакция будет – очень много гадостей писали в интернете.

– Что бы вы сказали вашим поклонникам в России?

– Я им скажу одно: я их очень люблю, у меня огромная программа на русском языке. И когда мне очень приспичит петь эти песни, я еду в Украину, пою там, и все с удовольствием слушают. Желаю им счастья и спокойной жизни вне политики. И чтобы у них было правительство, которое их устраивает.

Загрузка...