Прокочаряновские рассуждения Сергея Маркедонова

В деле Роберта Кочаряна обозначился новый поворот. 25 июня Апелляционный суд Армении удовлетворил ходатайство генеральной прокуратуры по поводу освобождения экс-президента республики. Таким образом, Кочарян был снова арестован. На свободе он пробыл чуть более одного месяца.

Не будучи юристом, не хотелось бы давать какие-то оценки правовым аспектам «кейса Кочаряна». Впрочем, не надо быть правоведом, чтобы понять: это дело имеет не столько юридический, сколько политический контекст. Для главы армянского правительства Никола Пашиняна осуждение Кочаряна крайне важно с символической точки зрения. Этим шагом будет подведена некая черта под «проклятым прошлым». При этом споры вокруг дела экс-президента отвлекут общественное мнение от текущих проблем. Они, между тем, не уменьшаются. Правительство так и не предъявило гражданам внятного плана экономических действий. Урегулирование нагорно-карабахского конфликта также не приблизилось ни на йоту (хотя данная проблема носит системный характер, и вряд ли Пашинян или кто-то другой способен обеспечить быстрое решение). В этом контексте расчет с прошлым становится выгодным инструментом.

Стоит заметить, что на свободе экс-президент не собирался, мягко говоря, превращаться в политического пенсионера. В одном из интервью Кочарян заявил, что не считает себя виновным в гибели граждан Армении в ходе трагических событий 1 марта 2008 года (они по аналогии с 9 января 1905 года в Санкт-Петербурге были названы «кровавой субботой»). По его словам, Никол Пашинян не менее виновен в трагической развязке кризиса одиннадцатилетней давности. «Дело Кочаряна», хотелось бы это кому-то или нет, превратило экс-президента Армении в одну из центральных фигур информпространства республики и де-факто единственным политиком, наиболее жестко и последовательно артикулирующим свое неприятие новой власти. При такой ситуации решение суда любой инстанции, даже если таковое принималось бы исключительно в рамках юридической логики, становилось бы политическим. И власти показали, что не готовы идти на компромисс по этому вопросу. «Дело Кочаряна» становится для нее делом принципа.

Между тем, преследование Кочаряна создает на перспективу, как минимум, две проблемы для нынешнего руководства Армении. Во-первых, создает прецедент уголовного преследования главы государства. Такой традиции ранее в республики не было. Прецедент обоюдоострый. Не факт, что преемники Пашиняна не захотят его обратить против него самого. Во-вторых, преследование Кочаряна создает трудности в отношениях с Россией. Можно не принимать во внимание консервативные установки Кремля и Старой площади, но от этого они не перестанут влиять на ситуацию.

Сергей Маркедонов/Bunin & Co

Загрузка...