Top.Mail.Ru
«Я очень четко заявляю: Арцах является субъектом переговорного процесса» - Глава МИД | Инфотека 24

«Я очень четко заявляю: Арцах является субъектом переговорного процесса» – Глава МИД

Глава МИД Армении Зограб Мнацаканян 21 июня провел брифинг с журналистами по итогам встречи министров иностранных дел Армении и Азербайджана.

Об этом сообщили Арменпресс в Департаменте СМИ и общественной дипломатии МИД Армении. Приводим текст брифинга:

Вопрос: Что вы обсуждали сегодня? Каковы основные приоритеты?

Ответ: Думаю, мы поддерживаем динамику наших встреч. Очень важный аспект, по которому мы должны работать, заключается в том, что мы должны поддерживать эту очень важную среду, которая дает нам возможность двигаться вперед в направлении прогресса в мирном урегулировании конфликта. И вы знаете альтернативу мирному урегулированию конфликта. По моему мнению, в течение последних нескольких недель, в течение последнего месяца произошли некоторые события, которые повлияли на процесс, и я думаю, что мы должны отнестись к этому серьезно и посмотреть, как мы можем оставаться приверженными соглашениям и пониманию, над которым мы работали в последние месяцы. Это была важная часть наших сегодняшних переговоров. Очень важными приоритетами являются политическая воля к поддержанию прогресса и стабильность среды, которая обеспечивает надлежащую атмосферу и в рамках которой проходит мирный процесс. И, конечно же, мы вместе с сопредседателями и моим коллегой, министром иностранных дел Азербайджана, обращаем внимание на это.

Вопрос: Господин министр, сказали, что введены в обращение документы …

Ответ: Есть документы, которые существуют, существовали, но здесь проблема не в документах. Здесь проблема в том, с какими принципами мы подходим к ним, потому что в принципе сегодня важно сконцентрироваться на среде, которая обеспечивает прогресс процесса. Что касается принципиальных подходов, то они известны всем, высказаны Арменией неоднократно. И мы рассматриваем все различные варианты в контексте того, насколько оно выражает наши основные задачи, насколько наши основные интересы получают свое выражение. Конечно, у нас было долгое обсуждение, и нам нужно время для дальнейшего изучения, анализа, оценки этого этапа. Мы планируем продолжить этот процесс обсуждения. Будет объявлено, когда у нас будет договоренность и что мы будем делать дальше.

В этой связи нам сейчас необходимо тщательно проанализировать, как мы можем сохранить эту динамику, которая дает нам возможность проявить политическую волю и двигаться к мирному урегулированию.

Вопрос: Вопрос в том, что изменилось через 25 лет после конфликта с точки зрения переговорного процесса. Речь идет о периоде с 1994 по 2019 гг. Что изменилось с точки зрения предметного диалога?

Ответ: Вы задаете вопрос, который требует длительного аналитического исследования. И учитывая тот факт, что у нас был важный разговор, который длился несколько часов вместе с моим коллегой и сопредседателями, участие в таком аналитическом исследовании – это не то, чем я хотел бы заняться сейчас. Но я думаю, что важно понимать абсолютные приоритеты Армении и Арцаха. Абсолютный приоритет безопасности народа Арцаха, из которой вытекает вопрос статуса, очень четко определяет то, как мы смотрим на эту проблему. Конечно, нужно понимать, что весь процесс мирного урегулирования означает компромисс, а компромисс означает двусторонний путь. Следовательно, думаю, нужно быть очень осторожно относиться к тому, как мы воспринимаем нашу озабоченность об абсолютной безопасности. И мы также должны рассмотреть озабоченность другой стороны. Поэтому я думаю, что мы готовы двигаться вперед в рамках этого осторожного подхода и политической воли.

Вопрос: Господин министр, переговоры велись во время эскалации конфликта …

Ответ: Это то, что я говорил все это время. Конечно, это имело очень плохой эффект, потому что вести переговоры в условиях, в которых есть элементы роста напряженности и опасность подрыва этого процесса, конечно, оказывает очень плохое влияние, и избежать этого невозможно.

Но сегодня, как для министров иностранных дел, так и для сопредседателей, очень важно найти способ стабилизировать достигнутую на уровне лидеров атмосферу, созданную посредством диалога, взаимного понимания. Думаю, очень важно сохранить эти соглашения и взаимопонимание, которые сформировали обстановку, в рамках которой проходит мирный процесс.

Вопрос: Есть конкретные договоренности на будущее?

Ответ: У нас есть несколько договоренности. У нас есть некоторые соглашения, которые необходимо выполнить, и, думаю, мы подтвердили то, что касается журналистов, задержанных лиц, режима прекращения огня и стабильности, а также создания стабильной среды, которая будет способствовать снижению рисков напряженности. Они требуют ряда четких шагов, и мы должны работать для их достижения.

Вопрос: Изменилась ли позиция Армении относительно вовлеченности Арцаха?

Ответ: Никаких изменений нет и быть не может, и я очень четко заявляю: позиция Армении основана на очень практичном подходе, то есть Арцах является бенефициаром и субъектом всего этого, и у них должно быть чувство собственности, если мы действительно решительны в обеспечении практического прогресса в переговорном процессе. Следовательно, думаю, мы были очень четкими в нашем подходе, мы пытаемся подчеркнуть, что это практический вопрос политической воли в вопросе обеспечения практического прорыва в переговорах. Субъект и бенефициар этих переговоров – Арцах, должен иметь чувство собственности. Следовательно, это было частью диалога, конечно, мы должны это учитывать. Однако, как я уже сказал, очень важным является тот факт, что эти вопросы взаимосвязаны, и мы должны быть очень осторожны с ними.

Вопрос: Вы оптимистично настроены в отношении сегодняшних переговоров?

Ответ: Я осторожен в оценках в отношении оптимизма или пессимизма, но я думаю, что это ответственность, потому что эти переговоры имеют непосредственное, прямое влияние на жизни людей. И когда вопрос рассматривается в этой плоскости, необходимо понять, что все что ни делается, должно служить цели установления мира. Это хорошо для Азербайджана, для Армении, для Нагорного Карабаха и для всего региона.

Но это должно быть в такой форме, чтобы все стороны почувствовали, что есть паритет обязательств, что есть основанное на консенсусе такое решение, в соответствии с которым все стороны почувствуют, что оно отражает их национальные интересы и озабоченности и предлагается такое решение, в рамках которого паритет обязательств обеспечивает необходимое равновесие.

Вопрос: Мамедъяров заявил, что следующая встреча не опоздает …

Ответ: Да, я могу подтвердить, что мы по крайней мере согласны с тем, что необходимо работать в этом направлении и согласовать следующую встречу. Мы только что вышли, и вы понимаете, что даже сегодняшняя беседа является первым отражением того, как мы чувствуем результат этих переговоров. Мы, естественно, готовы продолжать и готовы подтвердить, что до следующей встречи ждать придется недолго. Но в то же время важно, чтобы мы могли подтвердить обязательства, касающиеся формирования соответствующей среды и прекращения огня, а также соответствующих механизмов, которые являются частью этой среды.

Вопрос: Мой вопрос касается того, что Вы отметили об армянском населении Нагорного Карабаха. А что вы можете сказать о перемещенных лицах Азербайджана и о 7 районах?

Ответ: Я говорил о приоритетах Армении. И, естественно, проблемы, которые являются приоритетными для другой стороны, тоже существуют. И как я уже сказал …

Вопрос: Какова позиция?

Ответ: Решение представляет собой обязательство. Думаю, вы не ожидаете, что я проведу обширное обсуждение или анализ этих вопросов сразу после этих переговоров. Это совсем не то, с чем мы имеем дело сейчас. Но, как я уже говорил, у нас есть свои приоритеты, и мы говорим о наших приоритетах, но вы, наверное, помните, когда премьер-министр сказал, что путь к миру лежит через то, что мы сможем ответить на различные вопросы, которые волнуют все стороны. Я также хотел бы напомнить, что премьер-министр Армении говорил об этом и в прошлом, и мы неоднократно подтверждали это: какое бы решение ни было достигнуто, оно должно быть приемлемым для народов Армении, Арцаха и Азербайджана.

На данный момент, как я уже сказал, эти очень тревожные события, нарушения режима прекращения огня, которые уносят жизни, являются очень важными вызовами, с которыми мы должны столкнуться, на которые мы должны ответить, и мы должны уменьшить риски эскалации, чтобы могли поддерживать атмосферу мира.

И сегодня у нас состоялся этот разговор, и в этом смысле у нас была хорошая дискуссия с сопредседателями, мой коллега.

Вопрос: Последний вопрос касается встречи с Джоном Болтоном. Как Вы прокомментируете встречу?.

Ответ: У нас был очень интенсивный, всеобъемлющий и очень продуктивный диалог с послом Болтоном. У нас была возможность обсудить широкий круг вопросов, в которых, конечно, самая важная часть касалась региональной безопасности и мирного урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Соединенные Штаты являются одной из трех стран-сопредседателей вместе с Россией и Францией, и в качестве сопредседателя является очень важным бенефициарам во всех этих процессов. У нас есть очень важные вопросы, касающиеся региональной безопасности и динамики, конечно, мы должны продолжать этот диалог, этот разговор. Соединенные Штаты являются очень важным партнером для Армении. У нас очень насыщенная двусторонняя повестка дня, которую мы ценим. Следовательно, во всех отношениях это был очень важный разговор по широкому кругу вопросов с США – важным партнером Армении. И я сказал, что это был очень продуктивный, интересный диалог, беседа и дискуссия с послом Болтоном.

Загрузка...