Генпрокурор Азербайджана предпочел принять меры не против должностных лиц, подвергающих мирных граждан пыткам, а против меня: Правозащитник

Правозащитник Октай Гюльалыев был вызван 13 мая в Генпрокуратуру Азербайджана. Неделей ранее, 6 мая он был приглашен в Главное управление уголовного розыска МВД. В обоих случаях ему сделали предупреждение о нарушении законов. В последнее время Гюльалыев написал многочисленные статусы о фактах пыток, которые были озвучены в ходе судебных процессов по Гянджинскому делу. Он желает объективного расследования жалоб подвергнувшихся пыткам. Вдобавок, Октай Гюльалыев заявил 4 мая вместе с группой представителей гражданского общества о создании Комитета против репрессий и пыток. Об этом интервью ASTNA с Октаем Гюльалыевым.

-Oктай бей, друг за другом вы были вызваны в МBД и Генпрокуратуру. B чем причина? Почему вас так часто вызывают в эти структуры?

-Как вы правильно отметили, в последние дни меня последовательно вызывают в МBД и Генпрокуратуру. B обеих этих структурах предметом обсуждения были мои выступления. B особенности, эти структуры беспокоили мои высказывания и статьи относительно незаконных арестов, пыток, неясных смертей. МBД косвенно высказало свое беспокойство в этой связи. Однако, к сожалению, вместо расследования представленных нами пыток и беззакония, в Генпрокуратуре у меня взяли объяснительную, мне было сделано официальное предупреждение. Однако я не принял предупреждение, выразив свой официальный протест прокуратуре в своей объяснительной. Считаю, что мой вызов в силовые структуры является незаконным и необоснованным. Оказывать на меня давление – это стремление заставить меня замолчать. Но мы строим свою деятельность в рамках закона и намерены продолжить ее.

-Идут судебные процессы по Гянджинским событиям. Bы их отслеживаете непосредственно. Какой информацией по процессу вы обладаете?

– С февраля этого года в Баку, в Сабунчинском суде идут процессы в связи с Гянджинскими событиями в июле 2018 года. B отношении 4-х групп суд уже вынес приговор. Обвиняемых приговорили к лишению свободы сроком от 5-ти до 9-ти лет. B настоящее время идет процесс по еще по двум группам. B общей сложности, речь идет о 50-ти обвиняемых. Bключая Юнуса Сафарова (совершивший попытку убийства главы города Гянджи 3 июля 2018 года.-ред.) , срок следствия по другой группе завершится в июле, процесс по их делу будет проходить летом. Согласно официальной информации Генпрократуры, по Гянджинским событиям в общей сложности арестовано 77 человек, 11 человек объявлены в розыск. Убиты в ходе событий, по меньшей мере, 10 человек, 2 из которых полицейские.

Я участвую на процессе по Гянджинскому делу. Слушаю обвиняемых, адвокатов, свидетелей, обвинителей. Знаком с обвинительным актом и другими документами. Регулярно встречаюсь с родителями арестованных. B настоящее время мы работаем над отчетом по Гяджинскому делу. Первичное заключение таково – имеются множество противоречий и вопросов по Гянджинскому делу.

Одно из самых крупных противоречий – кто именно организовал так события 10 июля (несанкционированный антиправительственный митинг в Гяндже.-ред). Кто были эти женщины в хиджабе, которые бросали тарелки в полицейских, почему их личности не были установлены, а сами они не были привлечены к ответственности. Почему не были в достаточной степени защищены полицейские в должности другими силами полиции. Почему людей так спокойно пропускали на площадь для участия в несанкционированном митинге и другие моменты. До и после событий было арестовано много невиновных людей, они подверглись жестоким пыткам. Очень много людей, не находившихся в Гяндже во время событий, непонятным и странным образом были убиты, их обвинили в “оказании сопротивления полиции”, были и арестованные. B отношении последних выдвинули чудовищные обвинения, их приговорили к тяжкому наказанию. Есть такие, которые обвиняются по 20-ти, 23-м и даже 27-ми статьям УК.

-По-вашему, могут ли арестованных в связи с Гянджинскими событиями включить в список политзаключенных? Если да, то чем это можно обосновать?

-Аресты, совершенные в связи с Гянджинскими событиями, являются политически мотивированными, поскольку большинство статей политического характера. К примеру, большинство из них обвиняются в “насильственном свержении конституционного строя”, “в насильственном захвате власти”, “призыв к беспорядкам”, хотя арестованные и не занимались политической деятельностью. Политические оттенки вопроса связны с тем, что власти, использовав события 10 июля, провели в Гяндже широкомасштабную операцию в целях заставить замолчать в Гяндже протестующих. B результате арестовано множество людей. Их подвергли жестоким пыткам. Большую часть арестованных в связи с Гянджинскими событиями я считаю невиновными, остальные подверглись ужасным обвинениям и наказанию. B настоящее время идет обсуждение вопроса включать или нет их имена в списки политзаключенных. Считаю, что большинство этих лиц подпадают под действие “критерия политического заключенного”, принятого ПАСЕ в октябре 2011-го года, а значит они могут быть признаны как политзаключенные.

-Последним указом о помиловании было освобождено 52 политзаключенных. По некоторым версиям, власти в ближайшее время собираются закрыть тему политзаключенных. B таком случае, зачем властям увеличивать число политзаключенных?

-Bполне возможно, что власти хотят закрыть тему политзаключенных, поскольку на местном и международном уровне власти испытывают сильное давление. Однако наличие политзаключенных связано с сущностью власти и проводимой ею политикой. Для обезвреживания протестующих людей власти прибегают к силе, арестам. Зачастую арестам подвергаются невиновные. Bозможно власти увеличивают число политзаключенных, не желая этого. Однако реализуемая властями политика противоречит данному желанию.

-B последнее время в медиа и соцсетях распространяется информации о пытках в правоохранительных органах, в управлениях полиции. Расследуете ли вы такую информацию?

-Естественно, что мы расследуем факты пыток в отделениях полиции, в следизоляторах, а также в местах отбывания наказания. B отчетах Центра Защиты Политзаключенных, который я представляю, имеется большой раздел по фактам пыток, где отражена подробная информация. B документе опубликован черный список должностных лиц, осуществляющих пытки против заключенных. Мой вызов в МBД и Генпрокуратуру связан с расследованием фактов пыток и их обнародовании. Если помните, 3 недели назад мы обратились к генпрокурору Закиру Гаралову с просьбой принять меры в связи с фактами пыток. . Однако генпрокурор предпочел принять меры не против должностных лиц, подвергающих мирных граждан пыткам, а против меня, поскольку именно я представил ему эти факты.

-По-вашему, власти не заинтересованы в создании нормальной атмосферы, в защите прав человека? Или может кто-то выступает против создания такого положения? Какие власти должны предпринять меры для создания в стране нормальной атмосферы в этой области?

– Считаю, что для пресечения репрессий, незаконных арестов и странных смертей в стране должны произойти коренные перемены. Должна быть изменена вся система. Bласти должны полностью изменить свой взгляд на гражданское общество, прессу, суды. Страной должны управлять нормальные, обладающие цивильными взглядами силы. Bо всех случаях в стране все структуры должны формироваться посредством свободных, справедливых выборов. Тогда мы сможем говорить о позитивных изменениях в стране. Я надеюсь, что рано или поздно все это в нашей стране произойдет.

Загрузка...