Настоящие мотивы «спасителей Арцаха»: Armtimes

Итак, второй президент РА Роберт Кочарян дал интервью из места заключения газете «168 жам», и в числе других вопросов, остановился и на арцахских переговорах. Проблема даже не в том, что Кочарян заявил: «Очевидно, что Алиев с легкостью достиг превосходства по отношению к Пашиняну…», – и азербайджанские СМИ теперь с большим ажиотажем распространяют эту его мысль как свидетельство блестящей дипломатической победы их «мудрого лидера» (хотя, помимо мнения Кочаряна, нет больше никаких доказательств). Значительно существеннее (и опаснее) те наблюдения Кочаряна, цель которых – посеять в обществе недоверие к властям.

Смотрите, что говорит Кочарян. Сначала заявляет, что Никол Пашинян и большая часть его команды (то есть власти Армении) не считают Арцах частью армянской идентичности, они не имеют ничего общего с независимостью и военными победами Арцаха, и будто этого мало, так они еще и ненавидят всех, кто боролся за эту победу (то есть ненавидят практически всех, потому что все мы так или иначе участвовали в этих победах). Это говорит Кочарян, якобы обеспокоенный судьбой Арцаха, и говорит о человеке, который по долгу службы является верховным главнокомандующим Вооруженных сил РА, говорит в ситуации, когда война может возобновиться в любую минуту, а единственным гарантом безопасности Арцаха, по сути, является Армения. Что тут скажешь, разжигание недоверия между верховным главнокомандующим и народом и армией – это «исключительный патриотизм».

Но беспокоиться не о чем: Кочарян обещает помешать тем, кто «сдает» Арцах, независимо от того, где он будет находиться (действительно, исключительная храбрость, тем более когда никто и не думает сдавать Арцах). То есть Кочарян обещает бороться и из тюрьмы. А интересно, где боролся Кочарян, когда Серж Саргсян заявлял, что Агдам – не наша родина, а в вопросе урегулирования нам вполне достаточно «надежной сухопутной связи с Арменией» (то есть, по меньшей мере, шесть освобожденных районов спокойно можно уступить). Кто-нибудь помнит, чтобы Кочарян против этого боролся? Конечно, боролся: в африканских саваннах, против львов. Это сейчас можно «бороться» и из изолятора, поскольку с точки зрения пропаганды это очень выгодно: мол, «меня арестовали, чтобы я не мешал им сдать Арцах».

Ирония в том, что именно двоим из четырех первых лиц, руководивших Арменией после обретения независимости, бросают в лицо обвинения «в сдаче Арцаха», и именно эти двое подчеркивают важность: а) участия НКР в переговорном процессе, б) заселение освобожденных территорий. Напомним, освобожденные территории заселялись при первом президенте, а в течение последующих 20 лет этой программе почему-то не придавали особого значения (сегодня население Бердзора составляет почти столько же, сколько было в 1998 году). А программа основания населенного пункта на границе Арцаха с Ираном почему-то была инициирована не при Кочаряне, «готовом бороться даже из тюрьмы», Серже Саргсяне, а при властях, «не имеющих ничего общего с арцахскими победами и ненавидящими творцов этой победы».

Словом, очевидно, что Роберт Кочарян для искажения смысла правосудия, осуществляемого в отношении него, не остановится даже перед перспективой раскола общества разрушительным дискурсом «житель Армении – карабахец». И это самое опасное, потому что на пропагандистский компонент этой программы тратятся колоссальные средства. По-видимому, ему кажется, что если однажды ему удалось захватить власть под видом борьбы против «продажи Карабаха» и скопить баснословные богатства, он и во второй раз, используя накопленное и под тем же девизом, сможет вернуть себе власть.

Не выйдет, потому что общество прекрасно осознало и видело настоящие мотивы «спасителей Карабаха».

Источник: www.armtimes.com

Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 + двенадцать =