Левон Тер-Петросян: «Сдать Кельбаджар в обмен на мир в Карабахе»

Активист Арцахского движения, представитель бывшего комитета Дашнакцутюн НКР(1991-1992), член Президиума Верховного Совета НКР в 1992-1995 гг. Валерий Газарян на своей странице в Facebook написал:

«Вот так и было, такая вот хроника национального предательства. После встречи в Горисе 12 июня 1993 года, через день, 14 июня Л.Т.П.(Левон Тер-Петросян — прим. ред.) прилетел в Степанакерт вместе с Вазгеном Саркисяном, который не присутствовал на самой встрече, всевозможным шантажом и угрозами пытался вынудить членов Президиума Верх. совета НКР принять решение о возврате Карвачара Азербайджану. Впервые обнародовал сведения об этом в журнале «Анив» в 2010 году, теперь предлагаю выдержку из своей работы «Формула спасения и победы» : «Для придания встрече в Степанакерте завесы особой секретности и важности президент попросил ничего не записывать. Стенографистке пришлось удалиться, я же имел «наглость» изложить письменно для истории «аргументы» президента на листе бумаги.

Один из заместителей председателя правительства, желая угодить президенту, сказал: «Господин Газарян, президент же сказал не записывать». «Пишу не для того, чтобы выйти отсюда и дать интервью, а чтобы завтра не забыл», – парировал я и продолжил писать. На встречах он пытался убедить нас в безальтернативности сдачи Карвачара. Аргументация строилась на том, чтобы возложить на плечи арцахского руководства чуть ли не «мессианскую» ответственность за судьбы всего армянства: «В ваших руках судьбы всего армянства. Если мы не сдадим Кельбаджарский район, то настроим против нас уже не только Европу, мировое сообщество, но и Россию. На карту поставлен престиж Ельцина, и он не простит нам. Нужно возвращать Кельбаджар…» При этом приводились, казалось бы, “убийственные” аргументы – через неделю заканчиваются боеприпасы, через десять дней не будет муки, страна окажется в голоде, холоде. Такая аргументация могла действовать на далеких от политики людей.

Левон Тер-Петросян и Вазген Саргсян/Архивное фото

Но, слава Богу, за время арцахского движения и войны мы повидали политиков разного уровня, и для некоторых эти аргументы не срабатывали. Более того, я был убежден, что если мы не сдадим позиции, то оружие и другие необходимые припасы будут поставляться в нужном количестве и вовремя. Нигде еще и никогда в мировой истории воюющий народ не оставляли без оружия. Вынужден повторить сказанное несколько лет назад – убежден, Левон Тер-Петросян, будучи специалистом по мертвым языкам и цивилизациям, никогда не разбирался в политике.

Чего стоит его тогдашняя фраза:

«Если нам удастся через сдачу Кельбаджара добиться мира, это войдет в анналы мировой политики и дипломатии как блестящий переход от состояния войны к миру».

Перед нами стояла задача освобождения Родины, а перед ним – войти «в анналы мировой политики и дипломатии».

Президент, действительно, надеялся прийти к почетному миру через сдачу территорий врагу, ведущему против тебя войну в то время, когда гибнут лучшие сыны армянства из Арцаха, Армении и Спюрка — Бекор, Крпеян, Аво и их соратники.

Монте Мелконян — Аво

Любопытно, что из моей записи сказанного Тер-Петросяном под пятым пунктом значится: «Исключить Лачин как предмет переговоров в дальнейшем». Очевидно, в программе максимум президента Армении под “исключить Лачин как предмет переговоров” подразумевался обмен Лачинского района на Шаумянский район. Не исключается, что в обмен на возврат Карвачара Азербайджану подобные обещания Тер-Петросяну дал президент России Б. Ельцин, или другие страны-посредники.

После голосования в соседнем кабинете двое моих оппонентов пытались убедить меня в правоте Тер-Петросяна, мол, у президента больше информации и прочее в духе «жираф большой – ему видней».

«В истории войн еще никто и никогда в состоянии войны не сдавал территорию врагу, тем более свою территорию. Если мы сделаем такой шаг, нас могут лишить права на Родину, мы потеряем Арцах. Мы должны не то, что вернуть Карвачар, а политика требует от нас освободить Агдам, Физули, Кубатлы, Зангелан и выйти на границу с Ираном. К этому нас подводит логика войны, и чем раньше выйдем на границу с Ираном, тем скорее войну остановят» – возражал я.

«Это невозможно! Какими силами можно взять эти районы?» – попытались обосновать невозможность решения данной задачи.

«Теми же, что освободили Карвачар», – ответил я.

Время показало правоту противников сдачи Карвачара. Можно утверждать, что если бы руководство НКР поддалось бы давлению Тер-Петросяна, поставило бы «престиж Ельцина» выше наших национальных интересов и вернуло бы азербайджанцам Карвачар, то не было бы наших последующих военных успехов – освобождения Агдама и других районов с выходом к границе с Ираном, а война с гораздо большими людскими потерями продолжалась бы неизвестно сколь долго… » (Валерий Газарян. Политика, стратегия и краткий анализ войны 1991 – 1994 годов… )

ВИЗИТ ЕЛЬЦИНА И НАЗАРБАЕВА В СТОЛИЦУ НКАО — СТЕПАНАКЕРТ (В КАРАБАХЕ УЖЕ СТРЕЛЯЮТ). 22 СЕНТЯБРЯ 1991 ГОДА

Не говорю о другом — о похожем на захват действии Левоновской охраны с ручными пулеметами и гранатометами ( до этого спецназ МВД СССР также вел себя), но не тех пугал. А знал ли этот спец мертвых цивилизаций о том, что в этот же в ночь с 13 на 14 июня 1949 года свыше трех тысяч армян Арцаха были депортированы в Алтайский край Сибири- не могу сказать, очевидно он хотел проигрыша армянства в войне… Подлинник моих записей годами ранее есть на моей странице, такова связь времен…».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *